Мои вопросы к Рустаму Бекзентееву и его ответы

Ниже приводятся диалоги, имевшие место в форуме сайта privivka.ru между мной и автором названного сайта Рустамом Бекзентеевым. Рустам пожелал подвергнуть свои реплики некоторой редактуре, против которой я не стал возражать. Из моих реплик удалены отдельные фразы, не имеющие отношения к теме или не представляющие никакого интереса.

В начале каждой реплики стоят ссылки на её первоначальный вариант в форуме.

О ложных высказываниях некоторых ученых

А.Я.: Рустам, здравствуйте! Не так давно Юрий Захарович Гендон – Заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинских наук, профессор, главный специалист Московского НИИ вирусных препаратов, эксперт ВОЗ по гриппу, член Европейской Академии - написал (см. http://www.gripp.ru/tables/list.asp?tmid=6&tid=55):

"...несколько лет назад по инициативе одного специалиста началась бурная кампания в средствах массовой информации против вакцинации от дифтерии у детей, поскольку этот человек утверждал, что противодифтерийная вакцина вредна. Это привело к тому, что вакцинацию временно почти прекратили, и более 100 тысяч детей заболело дифтерией в Москве."

Не могли бы Вы высказать Ваше мнение о том, соответствует ли действительности эта цифра – 100000 больных дифтерией детей в одной лишь Москве?

Р.Б.: У меня есть некоторые сомнения, что это сказал именно Ю.З.Гендон, который живет в Москве, а не в Ижевске, как там написано.
В любом случае, насколько мне известно, 100 тыс. заболевших дифтерией детей в Москве не было, слава богу.

И насколько я помню подобные оценки, 100 тыс. за те годы (начало 90-х) заболело дифтерией по России вообще, и около 5 тыс. погибли. Что, сообразуется со статистикой за 1993 год, которая приводится здесь: http://www.eurosurveillance.org/em/v02n08/v02n08.pdf

Если есть интерес к цифрам, то информация по охвату прививками против дифтерии приводится здесь: http://www.rmj.ru/rmj/t9/n19/799.htm.

А.Я.: Рустам, спасибо за ссылки – там действительно есть интересные цифры и рассуждения. Насколько я понял, Вы думаете, что кто-то специально написал чепуху от имени уважаемого профессора? Но зачем?
Р.Б.: Состав известных мне критиков вакцинации на той страничке таков, что я ничему не удивлюсь... Зачем? Возможно, чтобы дискредитировать.

Может статься, это кто-то из организаторов сайта написал это от его имени. По просьбе или по собственной инициативе, правда причем здесь тогда Ижевск?

Если это написал все же Гендон... Скажем так, в гриппе он разбирается просто отлично. Что касается его знаний в других областях – ничего об этом не могу сказать. Никаких его статей за исключением посвященных гриппу я не читал. При мне никогда ни о чем другом, как о гриппе, он тоже не говорил. И это как раз тоже странно, чтобы его вдруг потянуло на проблемы дифтерии.

Мог ли он все же это написать? Такое тоже полностью исключить нельзя. Когда вирусологи начинают рассуждать о прививках вообще, порой чего только не наслушаешься. Взять хотя бы ту же Червонскую :)

А.Я.: Спасибо, Ваше мнение понятно. Но позвольте тогда задать ещё один аналогичный вопрос. В одном популярном журнале (см. http://www.domovoy.ru/0105/krasota/priv.asp) академик РАМН, профессор Василий Учайкин пишет: "Вакцины абсолютно безопасны", хотя из многочисленных, в том числе официальных, документов ясно, что это не так (достаточно почитать инструкции к вакцинам, Закон об иммунопрофилактике, Перечень осложнений, дающих право на получение пособий, и т.д.).

Как Вы думаете, был ли это настоящий академик Учайкин, или вместо него тоже выступал какой-то злоумышленник с целью дискредитации?

Р.Б.: Да, я тоже считаю, что российские ученые крайне плохо знакомы с азами vaccination advocacy (дословно – "защитой вакцинации", англ.).

Продолжение этого диалога касалось вопросов, к теме не относящихся.

О содержимом одной из страниц сайта privivka.ru

А.Я.: Здравствуйте, Рустам! Я был рад обнаружить, что Вы удалили со страницы http://www.privivka.ru/advocacy/myth_vaccination.htm два утверждения, не соответствовавших действительности (о неспособности вакцинных микроорганизмов к размножению и о несуществовании вакцинных бактерий, которые бы жили в организме в течение длительного времени после прививки). Однако новая версия Вашего текста вызывает ряд вопросов. Вы пишете:

"...вакцинные микроорганизмы намеренно лишены всех опасных свойств, в том числе вызывать заболевание у самого привитого и способность к заражению других. [...] Единственное исключение из этого правила – живая полиомиелитная вакцина ОПВ, распространение вирусов которой от привитых к окружающим крайне редко, но приводит к инфекции."

Вопрос к Вам: уверены ли Вы, что ОПВ действительно является единственной из существующих вакцин, вирус которой передаётся от привитых к окружающим с нежелательными последствиями?

Р.Б.: Насколько мне известно, среди массово применяемых вакцин, это действительно единственная вакцина, которая может в редких случаях вызвать инфекцию у контактных.

Если конечно не брать в расчет довольно экзотичные вакцины и случаи наподобие контактных инфекций в результате применения накожных сибиреязвенной и туляремийной вакцин, применяемых в сильно ограниченных регионально и профессионально рамках. Для меня это скорее исключение, которое подтверждает правило. В настоящее время накожные вакцины настолько большая редкость, что оговариваться про них при каждом случае вряд ли стоит.
Вторая оговорка, это корректное применение и утилизация вакцин. Если неправильно утилизовать БЦЖ, случаи инфекции действительно могут иметь место, но я исхожу таки из общего, а не из ряда вон, имеющего состав преступления, случая.

А.Я.: Обладает ли свойством вызывать заболевание с симптомами у контактных вакцина против натуральной оспы?

Вопрос актуален в связи с тем, что начавшаяся в США "эпидемия" оспенных прививок может скоро перекинуться на нас, о чём министр Шевченко говорил прямо (http://www.fb.ru/rus/news/show/47471), и тогда эти опаснейшие прививки не будут редкостью и экзотикой.

Р.Б.: Это уже из области предположений.

В исследованиях, которые проводились в эпоху массового применения оспенной вакцины, частота контактных случаев вакцинной оспы составляла 3-7 на 1 млн. прививок.

Вот некий обзор американской статистики на этот счет и прогноз - [ссылка].

Но на самом деле, вопрос про вакцинацию против оспы в России поднимается уже второй год кряду, но никаких реальных подвижек в этом направлении пока не видно. Лично я на данном этапе не верю в то, что в России опять начнут делать прививки против натуральной оспы. Никаких реальных для этого оснований нет, такого же мнения придерживается и наш главный санитарный врач Онищенко, равно как и эпидемиологическое сообщество в целом.

А.Я.: Итак, "единственных" исключений нашлось уже четыре штуки – ОПВ, вакцины от оспы, туляремии и сибирской язвы.

Ещё один вопрос к Вам по той же цитате: уверены ли Вы в том, что ОПВ действительно является ЕДИНСТВЕННОЙ вакциной (хотя бы среди массово применяемых), способной вызвать у самого привитого инфекционное заболевание?

Р.Б.: Я уже оговаривался выше – "среди массово применяемых в России вакцин". Можно также добавить "и за исключением пациентов с иммунодефицитами" и "случаев нарушения техники вакцинации".

Или Вы хотите сказать, что все эти исключения губят правило и закономерность обратная – "вакцины вызывают инфекционные заболевания за исключением здоровых людей, случаев правильной техники вакцинации, массово применяемых вакцин и вакцин, применяемых за рубежом"?

Что Вы хотите, чтобы я написал?

А.Я.: Следуя ВАШЕЙ логике, можно написать, что в наше время никаких инфекционных болезней нет и быть не может, и на что нам тогда прививки? (А если кто-то где-то иногда заражается, заболевает и умирает, то это "исключения", о которых умолчим :).

Я хочу, чтобы Вы писали то, что есть на самом деле. И все подобные "исключения" надо обязательно упоминать, чтобы не вводить народ в заблуждение.

И ещё один вопрос по тому же тексту. Вы пишете:

"Галине Червонской ... должна быть известна теория эволюции биологических видов, согласно которой ослабленные особи в окружающей среде не выживают. Вакцинные, ослабленные недо-вирусы не могут засорить биосферу..."

Насколько я понимаю, под "ослабленностью" вакцинных вирусов подразумевается их неспособность вызывать симптомы болезни. В теории эволюции под ослабленностью понимается именно пониженная способность организмов к выживанию. На каком основании Вы отождествляете эти два разных понятия?

Р.Б.: Мне Ваши идеи относительно умалчивании смертей кажутся неуместными. Далее, я не считаю введением в заблуждение озвучивание правила, из которого есть несущественные на мой взгляд исключения в виде сибирской язвы, туляремии и вакцины, массовое применение которой закончилось в 1980 г. Впрочем, как я и обещал, я переформулирую цитируемое место.

Относительно эволюции – с одной стороны, Вы пишете, что наверняка не знаете в чем заключается ослабленность микроорганизмов, но в следующем предложении уже утверждаете, что эти понятия разные. Почему Вы так торопитесь с выводами?

Ослабленность вакцинных микроорганизмов имеет несколько следствий, в том числе их неспособность к эффективному воспроизведению в эволюционных масштабах вне лабораторных условий.
Вакцинный вирус кори заканчивает цикл своего воспроизведения в организме привитого. Вне человека этот вирус практически не существует, быстро погибая даже от света.
Даже ситуация с ОПВ не столь однозначна. Да, имеют место ограниченные вспышки (при наличии ряда условий), но они не идут ни в какое сравнение с тем, что было до вакцинации. Вакцинные вирусы из ОПВ выделяются во внешней среде на протяжении лишь нескольких месяцев после массовых прививок, после чего вся их эволюция прекращается (в том числе, благодаря вакцинации).

А.Я.: Рустам, я очень рад, что Вы начали исправлять на сайте явные ошибки, очевидные даже мне. Но с Вашим рассуждением об ослабленных вирусах согласиться не могу. Примеры, которые Вы приводите, неубедительны. Вакцинный вирус кори вне человека не живёт – это, скорее всего, правда, но и природный тоже не живёт. Вакцинный вирус из ОПВ долго во внешней среде не живёт – это, вероятно, тоже правда, но и дикий тоже долго не живёт (иначе было бы глупо мечтать его ликвидировать).

А на вопрос о том, почему я заподозрил подмену понятий, я отвечу. Вакцинный вирус получается из дикого именно путём эволюции в определенных условиях, в ходе которой одни гибнут, другие выживают. И те вирусы, которые попадают в ампулу с вакциной, никак не могут быть ослабленными в смысле теории эволюции – наоборот, это те, которые выжили, выдержав все испытания.

Да и без этого ясно, что речь идёт о разных понятиях. Теория эволюции применима для всех видов живых существ. Вы сможете применить понятие "ослабленного" организма (в том смысле, в каком оно применяется к вакцинным микроорганизмам) к крупному животному? Ясно, что нет.

Р.Б.: И все же пример с коревым вирусом представляется мне довольно наглядным. Судите сами – вакцинный вирус, в отличие от дикого, ослаблен, коль скоро в силу своих редуцированных свойств не способен к воспроизведению у контактных, а дикий может. Разве это не подпадает под эволюционную трактовку "ослабленного организма"? Ведь он не выдерживает банального испытания на продолжение рода.

Как получают вакцинные вирусы? Это продукт размножения вирусов на неблагоприятной для них среде, ввиду чего вирус бросает все свои "генетические силы" на выживание, теряя вирулентность. Он размножается на неподходящих ему клетках, с не совсем подходящими ему клеточными структурами производства генетического и строительного материала. Несколько циклов такого "неподходящего" вопроизводства и от былого вируса остается только название и базовая структура (что и требуется для формирования иммунитета).
То есть по сути это де-эволюция. Хотя, конечно, мы не делом занимаемся – нам бы сесть и вместе с Вами почитать про разработку вакцинных штаммов, про пассажи, про клеточные линии, а мы тут на пальцах интуитивно что-то про эволюцию демагогию развели.

А.Я.: Вы правы – получается именно демагогия. На Ваш рассказ о приключениях вакцинных микроорганизмов можно ответить другим рассказом – о том, как инфекцию долго травят антибиотиками, она "бросает все генетические силы" на выживание, становится в результате "кривого" воспроизводства и "де-эволюции" устойчивой к антибиотикам, но при этом не становится менее зловредной по отношению к заразившимся ею. Вряд ли Вы после этого назовете такую инфекцию ослабленной в каком-либо смысле.

Если бы Ваше высказывание об ослабленных микроорганизмах действительно выражало чёткую объективную закономерность, то зачем же Вам как специалисту пускаться в демагогию вокруг сомнительных примеров? Вы бы ткнули меня носом в чёткие определения двух понятий и популярно объяснили, почему одно из них неизбежно влечёт другое, только и всего. А это сделать не удаётся. Не ясны ни сами понятия, ни связь между ними, да и некрасивая ситуация с ОПВ плохо вписывается в нарисованную картину (будь всё так хорошо, не пришлось бы спасаться от ОПВ с помощью ИПВ). А потому Ваше высказывание, которое мы обсуждаем, представляет собой остроумную (я бы до такого не додумался :)) игру на многозначности слова "ослабленный", но не более того.

Я бы на Вашем месте такие высказывания с сайта убрал. Если Ваш сайт – серьёзный, то на нём не место несерьёзным выходкам. Доверия к вакцинации они не добавляют, а скорее наоборот (по крайней мере у меня).

Р.Б.: Боюсь, Александр, Ваш подход к делу еще менее безупречен. Что касается проблемы антибиотикоустойчивости – причина, насколько мне известно, проста. Антибиотики надо пить правильно, уничтожая микробы полностью. То есть не прерывать курс, не перескакивать с одного антибиотика на другой, проверять чувствительность, применять корректные дозировки и схемы. Вот тогда эволюция пойдет по правильному пути. Если применять антибиотики как попало, то и получится тренинг для бактерий в результате которых они и будут более опасными и устойчивыми.
Словом, этот пример проецировать на вакцины я бы не стал. Заметьте, Вы опять спешите найти противоречие, недостаточно проанализировав вводные, в данном случае причины антибиотикорезистентности. И Вы таки подвергаете сомнению огромный пласт науки, не имея на то достаточных знаний. Насколько это правомерно?
А.Я.: Насчёт "пластов науки": если кто-то напишет, что дважды два – пять, то это и Вы опротестуете, хоть и не являетесь математиком. И будете правы, и я Вас поддержу.

Не имея специальных знаний, я могу проверить лишь малую часть того, что пишут специалисты. И в этой малой части я обнаруживаю много грубых ошибок (в том числе в статьях, подписанных уважаемыми Вами авторитетами, за грехи которых приходится "отвечать" в форуме Вам, так как сами они простому народу недоступны). Эти ошибки говорят либо о безграмотности, либо о недобросовестности авторов, и наводят на вопрос о том, сколько ошибок содержится в той большой части науки, в которой я не имею возможности разобраться. Я не утверждаю, что вся наука – полная чушь, но имею достаточные основания для сомнений в её серьёзности.

О пробе Манту

А.Я.: Здравствуйте, Рустам! У меня имеется несколько вопросов, связанных с пробой Манту (она, конечно, не есть прививка, но Вы, кажется, владеете соответствующей информацией).

Самый простой из них: сколько фенола содержится в одной дозе препарата, применяемого для пробы Манту? (В инструкции к препарату говорится лишь о наличии фенола, но не о его количестве.)

Р.Б.: Совершенно верно, в инструкции к туберкулину для внутрикожного введения количество фенола не описано. Я полистал и более подробный справочник, и там тоже точное количество не указано.
А.Я.: А известно ли Вам что-либо о свойствах другого консерванта, присутствующего в том же препарате – "твин-80"? Ядовит ли он?
Р.Б.: Согласно инструкции, Твин-80 (он же полисорбат-80, он же сорбиталь) используется в качестве стабилизатора. Какое-то производное сорбита, очевидно.
А.Я.: Спасибо. Синонимы – это уже кое-что.

Утверждается, что проба Манту предназначена для измерения "напряжённости иммунитета", в связи с чем возникает вопрос о точном смысле этого выражения. Если мы что-то измеряем, то мы должны знать, что именно мы измеряем (и в каких единицах).

Вопрос: существует ли точное количественное определение "напряжённости иммунитета" (может, это концентрация чего-то в чём-то), или такого определения нет и быть не может?

Р.Б.: На самом деле, пробой Манту измеряется интенсивность клеточной аллергии к антигенам микобактерии, как косвенного показателя наличия иммунитета.

Это своего рода аллергопроба и, как в случае и других аллергопроб, измеряется диаметр инфильтрата, образуемого сенсибилизированными к данному антигену Т-лимфоцитами. Если угодно, это косвенная количественная оценка, коль скоро количество указанных лимфоцитов прямо пропорционально диаметру папулы. Такая же количественная оценка, как подсчет количества эритроцитов в поле зрения микроскопа и экстраполяция этого показателя на весь организм при проведении общего анализа крови.

Другое дело, что оценка результатов пробы по своей сути качественная. Менее того-то при условии том-то – поствакцинальный иммунитет. Более того-то при таком-то возрасте и таких-то условиях – инфицирование. Выявление "напряженности иммунитета" целью проведения пробы не является. Цель - понять, инфицирован ли ребенок или нет, that's it.

На мой взгляд, слабость пробы Манту лишь в одном – не полная однозначность в вопросе дифференцирования источника повышенной чувствительности к туберкулину, то есть инфицирования или аллергии на что-либо еще.

А.Я.: Спасибо за ответ, но его хотелось бы сформулировать более чётко. Можете ли Вы согласиться с тем, что проба Манту является косвенным измерением концентрации "указанных лимфоцитов" в определённых тканях организма?

Если такая формулировка не годится, то что же всё-таки является объективной измеряемой величиной, что стоит за словами "интенсивность клеточной аллергии"?

Р.Б.: Согласен, за исключением "в определенных тканях". Лимфоциты не "прописаны" в кожной ткани, они поступают туда из крови.

Таким образом, проба Манту – косвенное измерение интенсивности клеточного иммунитета к микобактерии туберкулеза.

А.Я.: Хорошо, спасибо. Таким образом, проба Манту действительно есть косвенное измерение. Естественно, для любого косвенного измерения требуется наличие известной функциональной зависимости между величиной, измеряемой непосредственно (в данном случае с помощью линейки), и величиной, измеряемой косвенно (концентрацией лимфоцитов) – то есть, попросту говоря, наличие градуировки.

Вопрос: могу ли я увидеть где-нибудь своими глазами эту известную зависимость (в виде эмпирической формулы, таблицы, графика в конкретном масштабе и т. п.)?

Р.Б.: Официальная трактовка результатов пробы приводится здесь, в соответствующем Приказе Минздрава: http://www.recipe.ru/docs/nd/document.php?id=5535
А.Я.: Это интересный документ, но в нём нет ответа на мой вопрос, который касается не трактовки результатов, а самого процесса измерения.

Поскольку вопрос мог быть неверно понят, попробую сформулировать его более конкретно: если результат пробы Манту составил столько-то миллиметров, то как можно определить, какому конкретному количеству определённого вида лимфоцитов в единице объёма он соответствует?

Р.Б.: Как я писал выше, проба Манту не предназначена для определения точного количества сенсибилизированных к данному антигену или набору антигенов количества лимфоцитов. Ввиду этого, шкалы соответствия мм и количества лимфоцитов, которую Вы просите, не существует, по крайней мере мне ничего об этом не известно.
А.Я.: Спасибо. Ситуация понятная, хотя довольно странная.

У меня остался ещё один вопрос на эту тему. Утверждается, что на результат пробы Манту влияет масса факторов, в число которых входят "наличие соматической патологии, общая аллергическая настроенность организма, фаза овариального цикла у девушек, индивидуальные характеристики чувствительности кожных покровов, сбалансированность питания ребенка, повышенный радиационный фон, наличие вредных выбросов химических производств и т. д." (добавим сюда неоднородность препарата, неточность дозировки, погрешность измерения линейкой и тому подобное). Упомянутый Вами приказ Минздрава требует учитывать эти факторы, но не говорит о том, как это следует делать (мне это представляется сложной задачей, требующей наличия огромного статистического материала и соответствующей квалификации исполнителей).

Вопрос: имеются ли конкретные данные, характеризующие количественно влияние каждого из перечисленных факторов?

Более конкретно: можете ли Вы назвать величину в миллиметрах, на которую может измениться диаметр папулы под влиянием каждого фактора из вышеприведенного списка в отдельности?

Р.Б.: Полагаю, что Вы лучше меня понимаете, и Вы об этом пишете, что такой таблицы влияний существовать не может по определению.

Во-первых, смысл пробы состоит в ответе на вопрос – имеется ли инфицирование или нет, что делает ее по сути качественной. Что и отражено в официальном руководстве по трактовке ее результатов (Приказ Минздрава). И второй в этой связи момент – проба Манту не является окончательным (!) и единственным методом диагностики туберкулеза, что следует из уже известного Вам Приказа Минздрава.

А.Я.: Разумеется, полной информации о влиянии всех факторов быть не может. Но если в приказе говорится о наличии влияния каждого из факторов, то надо полагать, что кто-то когда-то это влияние обнаруживал статистически – иначе откуда Минздрав об этом влиянии знает? Следовательно, какие-то оценки ошибок, вносимых этими факторами, должны существовать.

Меня здесь интересует соотношение между величиной "полезного сигнала", свидетельствующей об инфицированности, и суммарным влиянием "помех", его искажающих. Если предположить (к примеру), что каждый фактор из списка портит результат на миллиметр, то суммарное вносимое ими искажение может систематически превышать те величины, по которым определяют инфицированность, а тогда смысл всего мероприятия пропадает.

Нет ли всё-таки какой-нибудь информации на эту тему, содержащей не только общие слова, но и числа? Очень хотелось бы кое-что пооценивать.

Р.Б.: Думаю, что влияние данных факторов было показано в каких-то научных работах, доступных в виде авторефератов и др. Даже если какие-то цифры и были обнаружены, вряд ли можно статистически полагаться на эти расчеты настолько, чтобы экстраполировать это в количественном плане на генеральную совокупность. Тем более, учитывая изначальную косвенность и качественный характер самой переменной.

Кстати, что касается самой оценки результата пробы, здесь мне думается, что выборка за все время существования туберкулинодиагностики накоплена довольно-таки изрядная.

Если верить ответам Рустама на вопросы о пробе Манту, то складывается следующее впечатление.

  1. Что именно измеряется – не вполне ясно (в какой конкретно среде измеряется концентрация определённых лимфоцитов, которые "нигде не прописаны" – в крови? в чём-то другом?).
  2. Как именно измеряется то, что якобы измеряется, – неизвестно, так как градуировки нет.
  3. О такой штуке, как оценка погрешности измерения, никто не думает (Рустам, видимо, с трудом понимал, чего я от него хочу). Судя по тексту упомянутого приказа Минздрава, содержащего явно глупое требование об "учёте" искажающих результат факторов при полном отсутствии информации о характере их влияния, авторам приказа такие вопросы тоже в головы не приходили.
Больше всего меня настораживает то обстоятельство, что выводы об "инфицированности", согласно приказу, могут делаться на основании приращений (разностей) результатов пробы Манту за последовательные годы, измеренных линейкой. Ошибки двух измерений при вычитании могут сложиться. Поэтому приращение может иметь ещё бóльшую погрешность, чем каждое из измерений, и выводы становятся, мягко говоря, крайне сомнительными.

Сомнений добавляет и тот факт, что одним из оснований для вывода об "инфицированности" является "резкое усиление чувствительности к туберкулину (на 6 мм и более) у туберкулиноположительных детей" (цитата из упомянутого приказа) – удивительно, что названная величина приращения диаметра "пуговки" (6 мм) остается одной и той же для любых значений самого диаметра. Поскольку речь идёт об очень сложных процессах, трудно поверить, что дело может обстоять так просто!

Я передал распечатку текста этого диалога участковому педиатру с просьбой ответить на те же самые вопросы, которые задавал Р. Бекзентееву, но не получил ответа ни на один вопрос.

Всё это наводит на мысли об антинаучном характере пробы Манту как метода измерения, а сокрытие информации о количестве фенола в препарате даже от врачей – на подозрения о том, что его там может быть многовато.

Позднее в том же форуме я обнаружил замечательный рассказ одной мамы о том, как использование пробы Манту было доведено до стопроцентного абсурда. Из рассказа ясно, что если диаметр папулы оказывается больше, чем "положено", то его можно "поправить" с помощью таблеток (не имеющих отношения к лечению туберкулёза). И это вовсе не мошенничество больного, пытающегося скрыть свой туберкулёз, – наоборот, это рекомендовано врачом! В числе таблеток названы активированный уголь, глюконат кальция и супрастин. Таким образом, результатом "измерения напряжённости иммунитета" можно волюнтаристски управлять, дабы загнать его силой в установленные "сверху" нормы. Не туберкулёз важен для врача – важны миллиметры! Их и будем "лечить" таблетками!

Интересно, какие таблетки надо скушать, чтобы скорректировать результат пробы Манту в сторону его увеличения?


Спустя значительное время после создания этой страницы нашлись некоторые данные о концентрациях фенола в препаратах, применяемых для проб Манту. В одном из приложений к приказу Минздрава России от 21.03.2003 № 109 (обновлённая версия приказа, упоминавшегося Р. Бекзентеевым) говорится о том, что при разведении сухого туберкулина следует добавлять 0.25% фенола. В одной дозе препарата, составляющей 0.1 мл, фенола будет 0.25 мг. Что касается жидкого препарата (российского производства), обычно применяемого для массовой постановки проб Манту, то для него подобной цифры найти не удаётся, но в инструкциях к похожим зарубежным препаратам приводятся значения до 0.28%.

Интересующиеся могут поискать предельно допустимые концентрации фенола или иные связанные с ним нормы в соответствующих документах и сравнить.


Оглавление  Написать мне  Гостевая книга