Поскольку данный материал был впервые выложен давно (в 2002 году), многие ссылки в нём устарели и либо не работают, либо по ним открываются не то содержимое, которое было на момент написания. Тем не менее, все приведённые цитаты — подлинные. Часть материалов, на которые давались ссылки, безвозвратно утрачена, некоторые могут быть найдены по цитатам с помощью поисковых машин, некоторые удаётся восстановить с помощью www.archive.org. Я стараюсь исправлять ссылки по мере возможности, но это не всегда удаётся.

Мысли некомпетентного человека по поводу прививок

Нижеизложенное представляет собой запись некоторых мыслей, которые возникали у меня при чтении многочисленных пропрививочных материалов в Интернете и некоторых документов.

1. Почему я об этом задумался

В 1992 году, когда на работе стали предлагать (тогда еще в добровольном порядке) делать прививки от дифтерии, я искренне поверил, что прививки — «дело нужное, хорошее дело», и сделал прививку. Тогда утверждалось, что эти прививки должны делаться раз в 10 лет. Прошло несколько лет, и прививки стали навязываться уже с «нажимом», и при этом появилась новая догма — что их нужно делать дважды с интервалом в месяц, и они будут действовать 7 лет. Тут моя вера в обоснованность иммунопрофилактики сильно покачнулась. Делать ещё две прививки я не стал (как и многие коллеги), но стал обращать внимание на то, что говорилось и писалось в средствах массовой информации. Тогда часто сообщалось о числе заболевших дифтерией в городе за очередной месяц. Это число обычно равнялось нескольким десяткам и колебалось в не слишком широких пределах.

В голову лезли нехитрые математические соображения. Пусть у нас имеется некоторое количество заразных больных. Пусть каждый из них за время болезни успевает заразить в среднем N других. Тогда если N > 1, то число новых заболевших в единицу времени должно быстро расти в геометрической прогрессии, а если N < 1, то оно должно быстро падать, стремясь к нулю. Но если сообщения радио и газет соответствовали действительности, то ни то, ни другое не имело места. Это можно было бы объяснить тем, что N очень близко к единице, но вероятность такого точного равенства очень мала. А какое ещё могло быть объяснение? Если считать, что нас никто не обманывал, то очень похоже, что существовал некий внешний источник заразы, который её постоянно «вбрасывал» в небольшом количестве, заражая несколько десятков человек в месяц. Если так и было, то его бы и следовало найти и ликвидировать (или хотя бы сделать так, чтобы все о нём знали), а не навязывать прививки всем подряд!

Еще более сильные сомнения в «правильности» прививок у меня появились после того, как «эпидемия дифтерии» вдруг неожиданно и резко куда-то провалилась, и приставание на работе с прививками внезапно прекратилось, будто кто-то выключил рубильник. Почему так произошло — может быть, просто кончились выбитые под это дело деньги?

В 2001 году, когда появилась на свет моя дочь, я имел горячие споры с родственниками по поводу того, следует ли делать ей прививки. Я был удивлен, как прочно «въелась» сомнительная медицинская пропаганда в головы людей и как трудно заставить их посмотреть свежим взглядом на вдолбленные им догмы. Был удивлен и тем, что участковый педиатр никогда не слышала слова «мертиолят» и впервые услышала его от меня (мертиолят — ядовитая органическая соль, содержащая ртуть и присутствующая во многих вакцинах в качестве консерванта). Кроме того, в поликлинике были замечены попытки, скажем так, снабжения родителей заведомо ложной информацией. В частности, на стенде висела цитата из ст. 24, п. 5 «Закона о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», якобы запрещающая принимать детей в детские учреждения без прививок, а в образце заявления об отказе от прививки содержалась запись о том, что отказывающийся «ознакомлен» с этим пунктом. Это самый настоящий обман, так как тот закон несколько лет назад был отменён и заменён новым, в котором статья 24 никакого отношения к прививкам не имеет и пункта 5 вообще не содержит, и никакой другой статьи с подобным содержанием нет.

Помня о своих сомнениях, я стал копаться в Интернете и обнаружил там увесистые «чемоданы компромата» на вакцинацию (почти весь этот «компромат» был на английском языке). С другой стороны, нашлось и немало материалов, указывающих на ошибки (действительные или мнимые) в рассуждениях антипрививочных активистов. Чтобы понять, в какой мере найденный «компромат» соответствует действительности, я стал читать произведения сторонников прививок, обнаруженные в Интернете, а также инструкции к вакцинам и прочие материалы, которые мне попадались. Я обнаружил много очевидной лжи и много очевидной чепухи, что даёт основания сделать кое-какие выводы, даже не заглядывая в антипрививочные материалы. Именно этому и посвящена эта страничка, которая не опирается на материалы «антипрививочных активистов».

2. Откровенное враньё

Ниже приведены примеры совершенно очевидного пропрививочного вранья, когда авторов можно просто «ловить с поличным».


Пример 2.1 (устаревший). На странице http://www.privivka.ru/info/myth/general.xml, автор которой «разоблачает» Галину Червонскую, до марта 2003 года присутствовало следующее утверждение (внутри цитат фрагменты текста выделены мной):

«В отличие от природных (диких) бактерий и вирусов, вакцинные микроорганизмы лишены всех опасных свойств, в том числе и способности к размножению [...] Вакцинные, ослабленные вирусы не могут засорить биосферу, так как намеренно лишены способности к инфицированию и распространению».

Читаем тот же сайт, но другую страницу (http://www.privivka.ru/vaccination/side-effect/types.xml):

«Почему появляется сыпь после прививки? Возможных причин три — размножение вакцинного вируса в коже, аллергическая реакция, повышенная кровоточивость, возникшая после прививки. Легкая, быстро проходящая сыпь (причиной является размножение вакцинного вируса в коже) является нормальным следствием вакцинации живыми вирусными вакцинами, такими как против кори, паротита, краснухи».

Аналогичное заявление (http://www.med2000.ru/privivka/badvax2.htm):

«Все коревые вакцины содержат живые ослабленные вирусы кори. На практике могут возникать реакции, связанные с размножением и присутствием в организме живых вирусов».

А вот и ещё более интересное (речь идет об оральной полиомиелитной вакцине, http://mednavigator.com.ua/mn_user/usr/show_article?pid_article=2494&poid=2942&p=1):

«Вакцинный вирус предназначен для размножения в кишечнике привитого и в том числе для выделения вируса в окружающую среду с целью иммунизации окружающих».

Вот вам и «лишенные способности к размножению» и «не засоряющие биосферу» вирусы! Кто же врал, господа «доктора»? Разве Червонская? (И, кстати, кто проверяет наличие у «окружающих», ничего не подозревающих о том, что их исподтишка иммунизируют, противопоказаний к иммунизации?)

Примечание.Автором утверждения о неспособности вакцинных микроорганизмов к размножению был Рустам Бекзентеев. 22 июня 2002 года он прислал мне сообщение, в котором согласился, что данное утверждение является «ошибкой». В сентябре 2002 года один умный человек напомнил Рустаму об этой ошибке, после чего в форуме сайта privivka.ru между ними имела место интересная дискуссия. В марте 2003 года «ошибка» была исправлена (возможно, автор сайта так отреагировал на моё появление в форуме).


Пример 2.2. Какая страшная угроза сделана на странице http://www.apteki.nnov.ru/docs/296/1-6-5.html в статье, автором которой является «Тарасова А. А., к.м.н., главный внештатный детский иммунолог ДЗ Нижегородской области»! Речь идет о Законе об иммунопрофилактике инфекционных болезней от 17 сентября 1998 года N 157-ФЗ. Утверждается, что

«...упомянутый закон предусматривает уголовную ответственность за распространение инфекций, профилактика которых проводится обязательными календарными прививками.»

Это прямая ложь. Ничего подобного в этом законе нет! Слово «ответственность» присутствует лишь в одной из его статей — это статья 22, которая гласит следующее:

«Нарушение настоящего Федерального закона влечет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации».

И всё. Разумеется, распространение заразы — дело плохое. Но поскольку этот закон не говорит о том, что распространять заразу запрещено, то такого рода действие никак не может быть нарушением этого закона!


Пример 2.3. Читаем инструкцию к вакцине АКДС:

«При повышении температуры выше 38,5° более, чем у 1% привитых или [перечисляются другие неприятные явления] прививки препаратом данной серии прекращают.»

Читаем страницу http://www.privivka.ru/vaccination/side-effect/reaction.xml, где говорится о реакциях на эту вакцину:

«Отмечаются повышение температуры тела до 38°С (до 40% случаев), свыше 39°С (1%)».

Итак, если у 1% прививаемых температура поднялась до 39°С, то уж до 38,5° она и подавно поднялась у не меньшего количества детей — можно ожидать, что по крайней мере у нескольких процентов. Таким образом, вся вакцина (или по крайней мере ее львиная доля) — негодная, и ее применение должно быть прекращено! Почему же до сих пор не прекратили?

(Разумеется, я не думаю, чтобы автор пропрививочной страницы стал фальсифицировать данные в сторону завышения побочных эффектов. Враньё, скорее всего, содержится в инструкции к вакцине, причем весьма хитрое. В ней не говорится о том, что доброкачественная вакцина не может вызывать более 1% повышений температуры выше 38,5°. Вместо этого сказано, что если повышений температуры будет больше, то применение вакцины прекращают. В этом и состоит враньё — его не прекращают!)


Пример 2.4. Американский патологоанатом, которого зовут Ed Friedlander, M.D., на страницах своего сайта устраивает страшный разнос «антипрививочным активистам», одновременно восхваляя прививки (и... самого себя). Вот его заявление (взято с http://www.pathguy.com/lectures/infect.htm), которое я считаю «шедевром», ибо здесь два взаимоисключающих утверждения содержатся прямо «в одном флаконе»:

«"Exemptors" (i.e., kids whose parents got "religious or philosophical exemptions" from the requirement that their kids be immunized) are 35 times more likely to get measles, so go figure (JAMA 282: 47, 1999; they go on to infect the 10% or so of people in the community who are vaccine non-responders; I look forward to these irresponsible people being sued successfully.)»

Даже если вы очень хорошо читаете по-английски и без проблем всё поняли, возможно, вы не сразу заметили замаскированное противоречие. Итак: дети, родители которых не дают делать им прививку от кори, имеют в 35 раз больше шансов подхватить корь. И эти дети заражают тех 10% людей, которые «не реагируют» на вакцины.

А интересно вот что: если каждый десятый человек не реагирует на вакцину и, стало быть, если каждому десятому прививка от кори бесполезна, то как же она может уменьшать вероятность заболевания в 35 раз?! Максимум — в 10, и не более того.

(А то, что «безответственных» людей автор жаждет отдать под суд за получение законных — по тамошним законам — освобождений от прививок, не имеет отношения к существу вопроса и лишь характеризует автора.)

Кстати, «вешать всех собак» только на непривитых тоже нехорошо. Вот что пишет Т.А. Бектимиров в бюллетене «Вакцинация», говоря о вспышках кори, которые, несмотря на массовые прививки, периодически случаются (грамматика сохранена, http://www.privivka.ru/info/bulletin/article.xml?alias=vol13/article4.htm):

«Причинами этих случаев заболеваний могут быть следующие: [а)... б)... в)...] г) передача вируса иммунными лицами или наличие асимтоматических случаев вакцинированной популяции».

Пример 2.5 (устаревший). Читаем, опять же, http://www.privivka.ru/info/myth/general.xml:

«Можно и не делать ОПВ, но в этом случае ребенок все равно рискует получить вакцинный вирус от тех детей, кто все-таки получил эту прививку и результат этой встречи может быть непредсказуем, коль скоро большинство случаев вакциноассоциированного паралитического полиомиелита регистрируется у «контактных» детей».

И снова тот же сайт — http://www.privivka.ru/vaccination/side-effect/reaction.xml:

«Вакциноассоциированный паралитический полиомиелит (ВАПП): Признанное и доказанное осложнение прививки ОПВ, регистрируемое с частотой 1 на 1-3 миллионов прививок, чаще на первую вакцинацию, чем на повторные (1 на 6-12 млн. прививок). Поскольку привитой ребенок выделяет вирусы в окружающую среду, некоторое [количество?] ВАПП возникает у контактных непривитых лиц (1 на 14 млн. прививок)».

Как же получается «большинство случаев»? Ведь речь идёт об одних и тех же прививках!

Примечание. В настоящее время на сайте privivka.ru формулировка исправлена.


Пример 2.6. Всё тот же сайт, http://www.privivka.ru/info/myth/general.xml:

«В чем смысл прививок против гепатита В здоровым детям на первом году жизни? [...] Во-вторых, можно быть уверенным, что хотя бы на ближайшие 10-15 лет каждый ребенок будет защищен от гепатита В при всех условиях».

Ах, как хорошо! Читаем инструкцию по применению «Вакцины гепатита B рекомбинантной дрожжевой жидкой»:

«Проведение курса вакцинации способствует образованию специфических антител к вирусу гепатита B у более чем 90% вакцинированных».

А как же насчет остальных 10% или менее? С чего бы это вдруг «быть уверенным» в их защищённости от гепатита B?


Пример 2.7. Антипрививочные активисты утверждают, что вакцинация против одних инфекций повышает восприимчивость к другим. Проповедники прививок объявляют это утверждение «мифом». Например, на странице http://www.privivki.ru/myph/safe.htm приводится следующая формулировка, являющаяся, по мнению авторов сайта, «мифом»:

«Прививки снижают естественный иммунитет, и организм становится более восприимчив к другим инфекциям».

Таким образом, по мнению авторов сайта, на самом деле прививка не повышает восприимчивость к другим инфекциям. К этому мнению присоединяются другие авторы пропрививочной пропаганды. Например, Sharon McGrindle, одна из компании австралийских студентов-иммунологов, написавших «опровержения» всех глав антипрививочной статьи Алана Филлипса «Dispelling Vaccination Myths», на странице http://www.micro.unsw.edu.au/Natalia/MYTH4.HTM заявляет:

«Vaccination does not cause lowered resistance to other diseases, because your immune cells are so specific».

Однако другой член той же самой компании, Marni Rosenberg, на странице http://www.micro.unsw.edu.au/Natalia/MYTH2.HTM, цитируя Филлипса, пишет (выделенное мной слово vaccination при цитировании пропущено, хотя у Филлипса оно есть):

«Phillips then quotes a study which found that "measles [vaccination] produces immune suppression which contributes to an increased susceptibility to other infections". This in fact is true [...]».

Так что господа студенты между собой плохо сговорились, как врать, и получилось некрасиво...

А вот ещё одно признание, сделанное группой товарищей из Донецка (http://www.privivki.ru/spec/donetsk.htm):

«Следует отметить, что иммунизация АКДС-вакциной может провоцировать обострения хронических инфекций и соматических заболеваний, а также учащать интеркуррентные инфекции (ОРВИ, герпетическую и др.)».

Кому из них верить? Думайте. Чтобы думать стало ещё более интересно, прочитайте http://www.infectology.ru/Forall/priviv11.asp, где говорится следующее:

«Отмечено, что формирование специфического противоинфекционного иммунитета к одной инфекции сопровождается повышением резистентности (сопротивляемости) детей и к другим инфекционным заболеваниям. Существенно уменьшается также заболеваемость острыми респираторными вирусными инфекциями».

Авторами последнего заявления являются мои анонимные земляки, подписавшиеся следующим образом: «c Коллектив авторов, 1998-2002, Почтовый адрес: 195009, Санкт-Петербург, а/я 16».


Пример 2.8 (устаревший). Рассмотрим две таблицы, содержащих данные о негативных последствиях прививок АКДС (они же DPT). Одна из них взята со страницы http://www.micro.unsw.edu.au/Natalia/MYTH1.HTM, где имеется ссылка: «Galazka, A.M., Lauer, B.A., Henderson, R.H., Keja, J., 1984, Indications and contraindications from vaccines used in the Expanded Program on Immunisation, Bull Hlth Org, 62:357-366». Вот она:

Adverse reactionDTP vaccine reactions/100000 doses
Encephalitis0.1-3.0
Convulsions0.3-90
Permanent brain damage0.2-0.6
Death0.2
Hypersensitivity0.5-3.0

Вторая таблица взята со страницы http://www.privivka.ru/vaccination/side-effect/reaction.xml, где имеется ссылка: «Озерецковский Н.А., 1998, по материалам ВОЗ». Вот она:

Характер осложненийЧастота при коклюше (на 100 тыс. случаев)Частота при вакцинации АКДС на 100 тыс. привитых
Стойкие мозговые нарушения600-20000,2-0,6
Энцефалопатия и энцефалит (преходящие неврологические симптомы и судороги)90-40000,1-3,0
Судороги600-80000,3-90
Шок?0,5-30
Смерть100-40000,2

Сравните правые и левые столбцы двух таблиц — ясно, что это одни и те же данные, отличающиеся только порядком перечисления и одной опечаткой (пропущена десятичная запятая в графе «шок»). А теперь сравните заголовки правых столбцов двух таблиц и посмотрите на слова, выделенные красным. При копировании данных слово «doses» превратилось в слово «привитых». Это, мягко говоря, не то же самое, так как каждый привитый получает по 4 дозы или около того! Таким образом, за счёт еле заметной подмены слов опасность прививки по сравнению с данными ВОЗ была преуменьшена примерно в 4 раза, а вероятность умереть в результате четырёх прививок АКДС для одного привитого составляет не 0.2/100000 = 1/500000, а 0.8/100000 = 1/125000.

В США в год рождается порядка 4 миллионов детей (см. здесь), и если каждый из них имеет такой шанс умереть от прививок DPT, то за один год должно быть таких случаев порядка 30. Однако на сайте CDC читаем (http://www.cdc.gov/nip/publications/6mishome.htm):

«Of all deaths reported to VAERS between 1990 and 1992, only one is believed to be even possibly associated with a vaccine».

Делайте выводы.

Примечание. В марте 2003 года автор сайта privivka.ru заменил слово «привитых» на слово «прививок».


Пример 2.9. Несмотря на то, что закон «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней», в котором зафиксировано право граждан на отказ от прививок, действует уже несколько лет, медицинщики не прекращают попыток обманывать народ, изображая прививки как «обязательные».

В заметке «Угроза дифтерии продолжается», напечатанной в местной газетке «На Выборгской» за номером 31 (353), ноябрь 2002 года, с подписью «Центр санэпиднадзора» (какой именно — неясно), говорится:

«Прививки [от дифтерии] обязательны и делаются детям с трехмесячного возраста [...] Отметим, что согласно закону РФ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» № 122 — ФЗ от 07.08.2000 г. — прививки являются обязательными».

Это очередное враньё. Закон с таким номером и такой датой называется совсем не так. Правильное название — «О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской Федерации». Единственное, что в нём касалось прививок, — это внесение незначительных поправок в закон «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» от 17.09.1998 # 157-ФЗ, связанных с размерами компенсационных выплат в случае поствакцинального осложнения. Про «обязательность» прививок в нём, естественно, ничего не говорится.

Я послал письмо на имя главного редактора газеты, в котором объяснил, почему эта информация является ложной, и попросил назвать фамилию автора лжи и опубликовать опровержение. Ответа не последовало.

Подобных примеров вранья можно найти много. Вот некоторые из них:

«Кстати, прививка против дифтерии является обязательной, но в условиях, когда на селе развалена система диагностирования инфекционных заболеваний, она становится просто необходимой» [http://www.ocsen.mplik.ru/n_news/difteria.html].

«В России до 1995 года корь считалась распространенной детской болезнью, но затем пошла на спад. Впрочем, прививку делать обязательно. Кстати, перечень обязательных прививок в «нежном» возрасте постоянен: это прививки от дифтерии, полиомиелита, столбняка, кори, паратита, краснухи, гепатита В». [Сообщение от 18/12/2002 г. на http://www.sanepid.ru/press/m034_02.htm, орфография сохранена.]


Пример 2.10. Вероятно, некоторые проповедники прививок полагают, что чем чудовищнее ложь, тем легче ей верят. Вот что я нашёл на сайте «Сибирь — форум» в архиве новостей (со ссылкой на агентство «Мед-Инфо»):

«По их [НПО «Вектор»] данным, вакцина «Энджерикс-В» на сегодня является лучшей вакциной против гепатита В. Она используется более чем в 180 странах мира, и нигде не было зарегистрировано никаких побочных эффектов от ее применения».

Однако если заглянуть даже в столь сомнительный документ, как инструкция к этой вакцине, то одно лишь перечисление видов побочных эффектов (пусть даже сопровождаемое оговорками об их якобы редкости и недоказанности связи с вакцинацией) впечатляет:

«Они проявляются незначительными болезненными ощущениями, эритемой и уплотнением в месте введения вакцины (наблюдаются при 1 — 10 % вакцинаций). В очень редких случаях отмечены лихорадка, недомогание, утомляемость, боль в суставах, миалгия, головная боль, головокружение, обмороки, тошнота, рвота, диарея, боль в животе, лимфоаденопатия, изменения показателей функции печени, аллергическая сыпь. В исключительных случаях возможно развитие тяжелых дерматологических заболеваний в виде эритемы. В очень редких случаях [...] возникали преходящие явления артралгии, зуда и крапивницы, однако связь этих явлений с вакцинацией не установлена. В поствакцинальном периоде наблюдались неврологические проявления, в том числе (очень редко) парестезия и (крайне редко), нейропатия и неврит (в том числе синдром Гийена-Барре, неврит зрительного нерва, множественный [имелось в виду «рассеянный»?] склероз), но причинно-следственной связи этих явлений с вакцинацией не установлено».

Разумеется, инструкция не говорит о том, каковы вероятности «очень редких» и «исключительных» эффектов.


Пример 2.11. В журнале «Домовой» в статье «Дрессированные болезни» академик РАМН, профессор Василий Учайкин, не стесняясь, делает утверждение об абсолютной (!) безопасности вакцин (так как редакция «Домового» запрещает цитирование, прямую цитату не привожу). Доказывать абсурдность этого утверждения нет необходимости, ибо даже «разоблачители» антипрививочных активистов признаются (например, http://www.skeptics.com.au/journal/anti-immune.htm):

«Vaccines are not 100% safe».

С чем имеет проблемы академик Учайкин — с памятью или с совестью?

Ещё одно заявленьице в том же духе (написано в «Комсомольской правде — Санкт-Петербург», автор — «Сусанна Михайловна Харит, главный специалист Комитета по здравоохранению администрации Санкт-Петербурга по вакцинопрофилактике у детей, руководитель отдела спецпрофилактики НИИ детских инфекций»):

«Сколько ходило слухов и появлялось публикаций в СМИ, которые давали неверные сведения о вакцинации. О том, что она якобы ослабляет иммунитет и вообще вредит здоровью! Это все неправда! Десятилетиями проводится вакцинация от дифтерии и приносит только пользу. Наши вакцины такие же, как во всем мире, они вырабатывают стопроцентный иммунитет у взрослых и детей.
Хочу успокоить: вакцина абсолютно безопасна, не имеет практически никаких противопоказаний. Ее можно делать и ослабленным детям, и хронически больным пожилым людям, и даже ВИЧ-инфицированным!»

Забавно, однако, что в другом печатном издании — журнале «Мама и малыш»та же самая дама утверждает прямо противоположное:

«Абсолютно безопасных вакцин нет».

А вот ещё пример в том же духе:

«Добавим также, что никаких осложнений прививки от дифтерии не вызывают даже у детей».

Пример 2.12. На http://www.gripp.ru/tables/list.asp?tmid=6&tid=55 от имени профессора Ю.З. Гендона говорится:

«...несколько лет назад по инициативе одного специалиста началась бурная кампания в средствах массовой информации против вакцинации от дифтерии у детей, поскольку этот человек утверждал, что противодифтерийная вакцина вредна. Это привело к тому, что вакцинацию временно почти прекратили, и более 100 тысяч детей заболело дифтерией в Москве».

Данная цифра — 100 тысяч больных дифтерией среди одних лишь московских детей — является совершенно абсурдной, ибо

«...there have been 70,000 cases in the former Soviet Union alone (Br. Med. B. 54: 635, 1998)».

Здесь речь идёт об общем числе случаев дифтерии. Цитата взята с http://www.pathguy.com/antiimmu.htm.


Пример 2.13. Читаем http://www.privivki.ru/safety/safety.htm:

«Федеральным Законом «Об иммунопрофилактике...» предусмотрена отвественность за введение незарегистрированного зарубежного препарата, в тех же случаях, когда применение последнего привело к развитию осложнения, компенсацию за ущерб здоровью выплачивает лицо, которое его назначило.»

Ничего подобного в названном законе нет. Кому и зачем понадобилось это выдумывать?


Пример 2.14. Читаем на http://www.dnsk.ru/2003/obs/0728_df.htm:

«Главный санитарный врач Геннадий Онищенко подписал постановление о проведении обязательной массовой вакцинации против дифтерии».

Прочитал я внимательно это постановление. Ну нет там слова «обязательный», как ни ищи!


Пример 2.15. Когда-то петербургская газета «Час пик» была смелой и интересной. К сожалению, она деградировала до того, что напечатала нижеследующее (http://www.kadis.ru/daily/index.html?id=17700):

«Отказ от прививки — это нарушение закона
Вот так, ни много ни мало. Согласно действующим в России с 1998-1999 годов федеральным законам «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» и «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» защита себя и своих детей от инфекционных заболеваний — не только право, но и обязанность каждого человека...»

(Далее следует стандартная пропрививочная агитка в виде интервью с заведующим эпидемиологическим отделом Центра Госсанэпиднадзора в СПб Олегом Парковым).

Разумеется, заголовок статьи есть наглая ложь, а начало текста представляет собой искажение содержания закона. Вот как сформулирована одна из обязанностей граждан во втором из упомянутых законов на самом деле:

«Заботиться о здоровье, гигиеническом воспитании и об обучении своих детей».

Это были образцы заведомо ложной информации из пропрививочных источников.

3. Лукавство и демагогия

Кроме лжи, в прививочной пропаганде имеется много утверждений, которые хоть и не являются очевидной ложью, но тем не менее направлены на создание в голове невнимательного читателя искажённой картины.


Пример 3.1. Читаем на http://www.privivka.ru/info/myth/mantoux.xml;

«К сожалению, в отличие от других вакцин, БЦЖ не является 100% эффективной в предотвращении туберкулеза и средством контроля этой инфекции не является».

Тем самым читателю незаметно «внушают», что вакцины, отличные от БЦЖ, являются «100% эффективными» в предотвращении болезней. Аналогичная хитрость обнаруживается, например, на http://www.privivka.ru/vaccination/faq/polio.xml:

«...полиовирусы размножаются только в организме не имеющего иммунитета человека, а охват прививками против полиомиелита (т.е. процент имеющих иммунитет) в России превышает 90%».

Тем самым, опять же, предполагается, что все «охваченные» приобрели иммунитет, то есть вакцина создаёт иммунитет у 100% привитых. Однако на той же странице в другом месте читаем:

«Как показывают исследования, даже после полного курса прививок ОПВ не у всех детей формируется достаточный иммунитет — эффективность этой вакцины по отношению к отдельным типам вирусов может составлять 50%».

Более того, даже авторы инструкции по борьбе с антипрививочными «мисконцепциями» из американского CDC признаются (http://www.cdc.gov/nip/publications/6mishome.htm):

«... no vaccine is 100% effective».

Пример 3.2. Читаем в бюллетене «Вакцинация» (http://www.privivka.ru/bulletin/vol11_0/article1.htm):

«Опыт борьбы с оспой показал, что 80-90% охват прививками недостаточен для ликвидации инфекции. Оспу удалось ликвидировать лишь при охвате 99% населения прививками. Это обстоятельство важно учитывать при решении задачи ликвидации других инфекций».

Чума в большинстве цивилизованных мест стала редкостью, хотя массовые прививки от неё не проводятся. Это обстоятельство тоже важно учитывать при решении задачи ликвидации других инфекций!

Каждая инфекция имеет свои собственные свойства, и обобщать опыт борьбы с оспой на другие инфекции, прямо скажем, некорректно.


Пример 3.3. Читаем на http://www.privivka.ru/vaccination/side-effect/reaction.xml:

«Генерализованная БЦЖ-инфекция — следствие грубых врожденных нарушений в иммунной системе [...]. Следует сказать, что грубые врожденные иммунодефициты — сами по себе являются угрожающими жизни, поэтому БЦЖ фактически лишь выявляет это нарушение, но не является его причиной. При этом собственно частота таких нарушений иммунной системы у детей приблизительно на порядок выше и обвинять саму вакцину БЦЖ в том, что она невольно «помогла» выявить это нарушение, видимо нет смысла - на месте БЦЖ могла оказаться инфекция любым другим, более распространенным (кишечная палочка, пневмококк) микроорганизмом, которая могла бы привести ровно к таким же последствиям».

Таким образом, «грубые врожденные нарушения в иммунной системе» все равно вызовут большие проблемы, и это звучит правдоподобно. Невнимательный читатель может решить, что лучше поиметь проблемы от БЦЖ, чем от кишечной палочки или пневмококка — все-таки польза будет, от туберкулеза защитишься. Только вот дело в том, что кишечная палочка или пневмококк как делали свое гнусное дело, так и будут его делать, и не «на месте» БЦЖ, а вместе с БЦЖ, ибо ни один проповедник вакцинации не говорит, что БЦЖ спасает от кишечных палочек и пневмококков. Проблемы, вызванные БЦЖ, не заместят проблем от кишечных палочек и пневмококков, а добавятся к ним!

БЦЖ, конечно, не является причиной врожденного нарушения, но она безусловно является причиной осложнения. Невнимательный читатель мог не заметить разницы...


Пример 3.4. Проповедники вакцинации любят заниматься «опровержением» утверждений, которые они называют «мифами о прививках». Например, именно этому посвящены страницы http://www.privivki.ru/myph/safe.htm и http://www.privivki.ru/myph/eff.htm. В частности, в число «мифов» попали следующие утверждения:

  • Заболевания начали исчезать до начала применения вакцин, просто по причине лучшей санитарии и гигиены.
  • Большинство заболевших людей были полностью привиты.
  • Иммунизация теперь необязательна.
  • Прививки снижают естественный иммунитет, и организм становится более восприимчив к другим инфекциям.

Для каждого «мифа» приводится кусок текста, задуманный, очевидно, как «опровержение» этого утверждения. Посмотрим на эти фрагменты.

«Заболевания начали исчезать до начала применения вакцин, просто по причине лучшей санитарии и гигиены.
Утверждения типа приведенного выше часто встречаются в анти-прививочной литературе, их авторы пытаются показать, что вакцины не нужны. Улучшение социо-экономических условий несомненно повлияло на уменьшение количества заболеваний. Качественное питание, применение антибиотиков, и другие методы лечения, увеличили показатель выживания среди заболевших; менее тесные условия проживания снизили распространение заболеваний; снижение рождаемости уменьшило число контактирующих в семьях. [...]»

Нужны вакцины или нет — это другой вопрос, но авторы сами подтверждают истинность утверждения, объявленного «мифом»!

«Большинство заболевших людей были полностью привиты.
Это еше один довод, часто приводимый в анти-прививочной литературе — с его помощью противники вакцинаций стараются доказать, что вакцины неэффективны. Фактически, во время вспышки эпидемии число ранее вакцинированных лиц среди заболевших действительно часто превышает число ранее невакцинированных. [...]»

Эффективны вакцины или нет — это другой вопрос, но авторы сами подтверждают, что утверждение, объявленное «мифом», часто бывает истинным!

«Иммунизация теперь необязательна
Нередко утверждается, что иммунизация больше не нужна, поскольку улучшились условия жизни и лечение некоторых инфекций стало доступным. Это абсолютно неверно. [...]»

Вопрос о том, нужна или не нужна иммунизация, не имеет ничего общего с вопросом о том, обязательна она или нет. По существующему законодательству, она действительно необязательна (за некоторыми исключениями, не касающимися детей) — см. Закон об иммунопрофилактике инфекционных болезней.

«Прививки снижают естественный иммунитет, и организм становится более восприимчив к другим инфекциям
Некоторые натуропаты и гомеопаты считают, что инфекции необходимы человеку для нормального развития иммунной системы. По их утверждению, прививка не обеспечивает такой стимуляции, в результате чего иммунитет ослабляется и организм становится восприимчив к другим инфекциям. [...]»

Опять же, вопрос о вредности прививок для иммунной системы подменен совершенно другим вопросом — о полезности для неё инфекционных болезней (дальше обсуждается именно этот вопрос). Исходное утверждение — «прививка снижает естественный иммунитет» — потихоньку подменено другим, гораздо более сомнительным: «болезнь приносит иммунной системе больше пользы, чем прививка», спорить с которым гораздо легче. (А заодно читателю пытаются «внушить» ошибочную идею: «либо прививка, либо болезнь».)

Какая-то странная у них «мифология»!


Пример 3.5. Пропагандист вакцинации Рустам Бекзентеев в диалогах с «сомневающимся родителем» Ксенией Подоровой рассказывает о мертиоляте — ядовитом консерванте, применяемом в некоторых вакцинах:

«Ну что ж, давайте разберемся с мертиолятом (он же тиомерсал, он же меркуротиолят). Сначала об абсолютном количестве — в гепатитных В вакцинах содержится 0,01 вес-объемного процента 1 г на 100 мл). То есть реальное количество тиомерсала составляет 5 на 10 в -5 степени грамма. Не будем забывать, что тиомерсал это не чистая ртуть, т.е. это количество надо разделить еще в несколько раз. Без помощи хорошего микроскопа глазом это количество увидеть будет нереально. :) По данным ВОЗ все количество тиомерсала, то есть ртути, введенной в организм с прививками за первый год жизни не превышает допустимых норм».

Я думал, что так оно и есть, а потом для интереса решил проверить. Согласно имеющимся у меня инструкциям к вакцинам, названная Р. Бекзентеевым концентрация мертиолята относится не к гепатитной вакцине, а к АКДС и АДС (в гепатитной его 0.005%, хотя, может быть, она различна в разных сортах вакцин), но дело не в этом. Найдя в Интернете формулу мертиолята, убеждаемся, что молекулярная масса этого вещества составляет 404.8, из которых 200.6 приходится на тяжёлый атом ртути. Таким образом, «несколько раз» — это всего лишь два раза (404.8 / 200.6 = 2.018), и количество ртути в одной дозе вакцины равно 5 ⋅ 10-5 г / 2.018 = 2.48 ⋅ 10-5 г. Если эта ртуть примет форму шарообразной капельки, то, зная плотность ртути (13.59 г/см3), легко вычислить диаметр капельки — он составит 0.015 см. Капельку такого диаметра человек с нормальным зрением увидит в виде маленькой точки без всяких оптических приборов.

Впрочем, видима эта капелька или невидима — это на самом деле не имеет никакого значения. Важно, насколько это количество вредно для здоровья. И тут интересно следующее сравнение. Предельно допустимая концентрация паров ртути в воздухе рабочего помещения (именно в воздухе, а не в организме!) составляет 0.01 мг/м3 (взял отсюда). А если количество ртути, содержащееся в прививочной дозе (около 0.025 мг), вводится трёхмесячному ребенку весом в 5 кг и объемом тела порядка 0.005 м3 (средняя плотность человека мало отличается от плотности воды), то средняя концентрация ртути в его теле составит 0.025 мг / 0.005 м3 = мг/м3, т. е. в 500 раз больше! Это не означает превышения допустимой нормы в 500 раз (норма относится к воздуху, а не к телу), но говорит о том, что количество ртути в вакцине вовсе не является заведомо пренебрежимо малым.

А что касается норм от ВОЗ, то было бы странно, если б она установила эти нормы так, чтобы они заведомо нарушались навязываемыми ею же прививками!

Примечание. Критически настроенный посетитель сайта, пожелавший остаться неизвестным, очень хотел, чтобы я поместил сюда присланные им данные о содержании ртути в организме и о её ядовитости со ссылкой на книгу Дж. Эмсли «Элементы». Вот они:

Содержание в организме человека: мышечная ткань 0.02-0.7 ⋅ 10-4 %, костная ткань 0.45 ⋅ 10-4%, кровь 0.0078 мг/л. Ежедневный приём с пищей 0.004-0.02 мг, токсическая доза 0.4 мг, летальная доза 150-300 мг.

Эти цифры действительно интересны. Надо полагать, что токсическая и смертельная дозы даны для взрослых людей, а не для младенцев. Если пересчитать токсическую дозу в соответствии с весом ребёнка, то получается число, довольно близкое к массе ртути в прививочной дозе. А концентрация в крови после прививки может повыситься в разы (ибо крови у ребёнка совсем немного). Мы ещё не учли, что приём через рот и инъекция — не одно и то же...


Пример 3.6. Нижеследующее заявление найдено на http://vedomosti.sinor.ru/2002-22/power.php?i=p02 и кажется мне даже не демагогией, а просто невероятной глупостью:

«И эта тема [про гепатит B] была даже вынесена недавно на парламентские слушания в Москве, на которых прозвучало, что эффективность вакцинации от гепатита страна почувствует лишь тогда, когда будут охвачены ВСЕ подростки России и все дети до года».

Совершенно очевидно, что «ВСЕ» подростки и все дети до года не будут «охвачены» никогда — хотя бы потому, что есть такая штука, как медицинские противопоказания. Значит, страна никогда не почувствует эффективность вакцинации... И это несмотря на то, что, как говорится на http://www.nnews.ru/2001/12/19/health/732.php3,

«Эффективность рекомбинантной вакцины против гепатита В, по данным различных исследований, составляет от 98 до 100 процентов».

4. Жонглирование вероятностями

Речь идёт об очень простом и широко распространенном очковтирательстве, которое замечают далеко не все.

Не менее чем в трех местах в Интернете я обнаруживал таблицы, в которых сравнивались опасности инфекционных болезней и прививок от них (адреса — ниже в примере 6.1). Рассмотрим, например, http://www.privivki.ru/myph/safe.htm. От прививок, разумеется, «Смерть=ни одной доказанной» (так сказано про АКДС, хотя на другой пропрививочной странице вероятность смерти от АКДС приравнена к 0,2 на 100000 прививок). Что ж, давайте рассмотрим не смерть, а что-нибудь «поприятнее». Вот, например, в первой строке таблицы на http://www.privivki.ru/myph/safe.htm сравниваются вероятности осложнений от кори и прививки MMR: «Энцефалит=1 из 1000» (это от кори) и «Энцефалит или серьезная аллергическия реакция=1 из 1.000.000» (это от прививки). Итак, прививка в 1000 раз реже вызывает серьезные проблемы, чем корь (и, конечно, её «необходимо» делать). Так?

Мягко говоря, не совсем так! Дело в том, что 1/1000 — это так называемая условная вероятность, то есть вероятность получить данную проблему при условии, что ты уже заболел корью. А 1/1000000 — это безусловная вероятность получения осложнения (если, конечно, прививка сделана). Те, кто изучал хоть чуть-чуть теорию вероятностей, знают так называемую теорему умножения вероятностей. Чтобы получить безусловную вероятность осложнения от кори, надо умножить условную вероятность на вероятность условия. В данном случае для корректного сравнения эту 1/1000 следует умножить на вероятность заболевания корью при отсутствии прививки, и только после этого сравнивать её с 1/1000000. Оценить эту вероятность трудно, но ясно, что она, как правило, мала и в разных частях России имеет сильно отличающиеся значения. На тех территориях, где эта болезнь редка, результат вряд ли будет в пользу прививок.

Впрочем, проповедников вакцинации это мало смущает. Они, конечно, скажут, что прививка, возможно, действительно опаснее болезни, от которой она защищает, но если все прекратят их делать, то начнутся эпидемии, так как не будет так называемого «коллективного иммунитета». Они пытаются создать впечатление, что коллективный иммунитет — это нечто, требующее именно поголовной вакцинации, и что если она не будет поголовной, то толку от прививок не будет. На самом деле коллективный иммунитет не противодействует прививкам в борьбе с болезнями, а помогает им (при условии, конечно, что сами прививки хоть как-то действуют). Грубо говоря, чем меньше заразившихся, тем меньше они распространят заразы, а чем меньше заразы, тем меньше вновь заразившихся, и так далее, т. е. получается нечто вроде положительной обратной связи, усиливающей исходное воздействие (причем этот механизм может и должен запускаться не только прививками, но и любыми другими мерами по защите людей от заразы — например, мытьём рук перед едой). И именно этот механизм делает поголовные прививки нецелесообразными, так как при низкой заболеваемости дальнейшее увеличение числа прививок не может принести много пользы (сделать заболеваемость меньше нуля всё равно не удастся), зато может принести много вреда в виде лишних осложнений (особенно когда в погоне за «охватом» начинают прививать больных).

Почему-то в прививочной пропаганде подразумевается следующее ложное допущение: единственной альтернативой тому, чтобы всем делать предусмотренные стандартным календарем прививки, является то, чтобы не делать их никому. А почему никогда не рассматривается возможность делать их не всем? (Или в меньшем количестве? Или меньшими дозами?) Ни в одном из прочитанных мной материалов такой вопрос не ставился. Во всех приказах по вакцинации требуется обеспечить «охват» прививками «не менее» стольких-то процентов, но нигде не ставится ограничения этого охвата сверху («не более»), хотя его необходимость достаточно очевидна.

5. О мерах по предотвращению осложнений

Каких только терминов не придумывают медицинщики для того, чтобы не называть своими именами печальные последствия прививок — «реакции», «побочные эффекты», «события» и т. п.! Слово «осложнение» очень не любят. Что такое осложнение — никто не знает, даже сами специалисты по вакцинации. Вот, например, Рустам Бекзентеев пишет (http://www.privivka.ru/info/myth/dialogues/side-effects.xml):

«Побочные реакции — это одно, а осложнения — совсем другое. [...] Осложнения и нормальные реакции не имеют ничего общего».

Однако другой проповедник вакцинации, Т.А. Бектимиров, с ним не согласен (http://www.privivka.ru/info/bulletin/article.xml?alias=vol8/file_04.htm):

«Различия между постпрививочными реакциями и поствакцинальными осложнениями весьма условны и наметить четкую грань между ними довольно трудно».

А поскольку различия «весьма условны», то и подсчитывать количество осложнений тоже можно «весьма условно». Всё, что можно под каким-нибудь предлогом исключить, надо исключить, и под это подводится «идеологическая база»:

«Помимо «истинных» поствакцинальных осложнений, в постпрививочном периоде могут наблюдаться патологические процессы, возникающие в результате провоцирующего действия прививок. Речь идет об обострении хронических болезней и оживлении латентной инфекции у привитых. При этом прививки являются не причиной, а скорее условием, благоприятствующим развитию указанных процессов».

Ясно, что подмена слова «причина» на слово «условие» является чистой демагогией. Причина есть причина, независимо от того, каким был механизм развития её следствий.

«Появление клинических симптомов после введения вакцины вовсе не означает, что именно вакцина вызвала эти симптомы. Последние могут быть связаны с присоединением какой-либо интеркуррентной инфекции, которая может изменить и утяжелить реакцию организма на прививку, а в ряде случаев способствовать развитию поствакцинальных осложнений».

Я это понимаю так: если вакцина с инфекцией в результате совместных действий вызвали «симптомы», то «виновата» именно инфекция. А вакцина — «в стороне».

«...после введения живых вирусных вакцин наиболее доказательной эта связь [«между вакцинацией и патологическим синдромом»] является при выделении и идентификации вакцинного штамма от больного. Вместе с тем, после прививки живой полиомиелитной вакциной вакцинный штамм полиовируса может выделяться из стула вакцинированного в течение нескольких недель и поэтому появление в этом периоде клинических симптомов энцефалита вовсе не означает, что они обусловлены вирусом полиомиелита. Более надежным доказательством причинной связи в таких случаях может быть выделение вируса из естественно стерильной ткани или жидкости организма, таких, как мозг или ликвор».

Если вы заболели и у вас нашли возбудителя той самой заразной болезни, симптомы которой вы имеете, то вряд ли у врача будут сомнения в диагнозе. Ему и в голову не придёт рассуждать по принципу «появление симптомов вовсе не означает, что они вызваны данным возбудителем»! Наоборот, он поспешит вас изолировать от общества. С поствакцинальными осложнениями дело обстоит иначе. Там требуются «более надёжные доказательства причинной связи», для получения которых нужно всего лишь забраться к тяжело больному ребёнку в мозг... Или это мрачный намёк на то, чем завершаются такого рода осложнения?

А теперь переходим от теории к практике. В материале «Неблагоприятные события после вакцинации» (http://www.privivka.ru/info/bulletin/article.xml?alias=vol10/file_06.htm) его автор В.К. Таточенко излагает вполне конкретные «руководства к действию»:

«К осложнениям не относят события, являющиеся совпадением по времени (интеркуррентное заболевание в поствакцинальном периоде)».

Поскольку так называемые «события» чаще всего происходят через небольшое время после прививки, то они будут почти всегда «являться совпадением по времени»! Следовательно, их можно почти всегда обозвать «интеркуррентными заболеваниями в поствакцинальном периоде» и к осложнениям не относить!

Читаем дальше:

«Также не считаются осложнением события, лишь косвенно связанные с введением вакцины (спровоцированные вакциной — vaccine-precipitated) [...]».

Каким бы словом мы ни обозначали причинно-следственную связь — «вызвать», «спровоцировать» или каким-то ещё, — суть дела от этого не меняется, и пострадавшим легче не становится. Однако появляется возможность про любое «событие» сказать, что оно было «косвенно спровоцировано», и к осложнениям его не относить!

Читаем дальше:

«События «маловероятные», «не классифицируемые» и «не классифицированные» (при «недостатке» или «отсутствии» свидетельств причинной связи по другой схеме) считаются с вакцинацией не связанными».

Таким образом, все сомнения — в пользу отсутствия причинной связи! А поскольку человеческий организм — штука неимоверно сложная, то сомнения есть всегда. И сколько бы ни нашлось свидетельств, некоторым товарищам их всё равно может показаться «недостаточно»...

Ещё одна замечательная цитата:

«Прививка однозначно не является причиной симптомов (температура, кожные сыпи и др.), даже при их появлении в типичные для поствакцинальных осложнений сроки, если они сохраняются более 2-3 дней и/или если к ним присоединяются новые симптомы (рвота, понос, менингеальные знаки и др.)».

Таким образом, если вы обнаружили у себя «симптомы» после прививки, а затем через два дня съели что-нибудь тухлое и добавили к своим проблемам пищевое отравление с рвотой и поносом, то прививка «однозначно не являлась» причиной симптомов, появившихся до съедения тухлятины!


Интересные инструкции о том, как надо втирать очки обеспокоенной публике в связи с осложнениями, вы можете прочитать в документе Панамериканской организации здравоохранения «Безопасность иммунизации: Что необходимо делать при развитии реакций, предположительно связанных с вакцинацией или иммунизацией?». Документ переведён на русский язык и впечатляет своей откровенностью. Несколько цитат:

«Как только будет выявлена РПСВИ, медицинский работник должен информировать родителей или опекунов ребенка о безопасности иммунизации, убедить их в этом и объяснить им, что данная реакция, может быть, просто совпала по времени с вакциной, но причинно с нею не связана».
«Установите контакт с «благосклонными» журналистами, с кем вы ранее уже успешно сотрудничали».
«[...] используйте термин «безопасность вакцины» (который имеет позитивный оттенок) вместо термина «побочные реакции»».
«Не давайте информацию, о которой вас не спрашивали и которая может создать щекотливую ситуацию».
«Рассмотрите возможность привлечения к решению проблемы представителей власти, знаменитых спортсменов и других широко известных личностей, которые выразили желание публично поддержать программу вакцинации».

6. Качающаяся статистика

Когда пропрививочные агитаторы пытаются убеждать нас в чем-то с цифрами в руках, наблюдается удивительный разнобой в этих самых цифрах.


Пример 6.1. Убеждая нас в чрезвычайной опасности инфекционных заболеваний, авторы пропрививочных материалов часто сообщают нам вероятности летальных исходов от них. Удивительно, насколько отличаются друг от друга вероятности, взятые из разных пропрививочных источников. Например:

ИсточникСтолбнякКорь
http://www.parents.ru/vaccine1.html 25% во ФранцииДо 10%
http://www.cdc.gov/nip/publications/6mishome.htm 3%1/3000
http://www.privivki.ru/myph/safe.htm 40%1/1000 в развитых странах

Неужели столбняк по-французски настолько отличается от столбняка по-американски? И почему нельзя было честно указать, что 10-процентная смертность от кори имеет место не в России, а в Африке?

(Кстати, страницы http://www.privivki.ru/myph/safe.htm и http://www.privivki.ru/myph/eff.htm представляют собой откровенный плагиат с http://www.cdc.gov/nip/publications/6mishome.htm. Часть текста аккуратно переведена с английского с небольшими изменениями, хотя ссылки на первоисточник я не нашёл. Структура таблиц, из которых я взял эти данные, тоже почти одинаковая, однако сами данные отличаются в сторону увеличения опасности болезней).


Пример 6.2. Читаем http://www.privivka.ru/info/library/content/foreign/document.xml?alias=who_tb.htm:

«БЦЖ-остит/остеомиелит является редким, но тяжелым осложнением вакцинации БЦЖ, встречающимся в 35 случаев на 1 миллион доз».

На другой странице того сайта, а именно http://www.privivka.ru/vaccination/side-effect/reaction.xml, говорится:

«Удаленная от места прививки БЦЖ-инфекция (остеит) — регистрируется через 7-24 мес. после прививки. Частота — 0,5 на 100 тыс. привитых [т. е. 5 на миллион]».

А на http://www.encolombia.com/pediatria34399inmunizaciones.htm видим следующее (легко понять, что БЦЖ-остеомиелит случается, по утверждению автора, всего 1 раз на миллион доз):

«Se ha descrito osteomielitis por BCG con una frecuencia de 1 caso por cada millon de dosis administradas».

Я не знаю, что такое остит и остеомиелит и чем они отличаются, и здесь трудно понять, считали ли их в последних двух цитатах вместе как одно явление или по отдельности, но, как бы оно ни было, концы с концами явно не сходятся...

Вот ещё кое-что на ту же тему. Рустам Бекзентеев пишет (http://www.privivka.ru/advocacy/dialogue_bcg.htm):

«По статистике в 1997 году было зарегистрировано 48 осложнений на БЦЖ и БЦЖ-М, что на 2,5 млн. сделанных прививок (если считать по полному охвату двух возрастных когорт), согласитесь, немного».

А вот что говорит официальный документ — письмо «Современные подходы к вопросам вакцинопрофилактики и раннего выявления туберкулезной инфекции у детей»:

«Созданный при Минздраве России Республиканский центр по осложнениям после прививок против туберкулеза, куда направляются сведения о всех случаях осложнений после прививки, зарегистрировал в 1995 г. 442 случая осложнений, в 1996 г. — 496».

И если в следующем 1997 году частота осложнений упала в 10 раз, то это как-то странно... В таблице на http://www.privivka.ru/vaccination/side-effect/stat.xml приводится статистика поствакцинальных осложнений по данным заведения им. Тарасевича. Она настолько смехотворна, что даже Рустам Бекзентеев признаёт данные «заниженными» (за 1995 и 1996 годы по осложнениям от БЦЖ приводятся цифры 30 и 24). Тем не менее он в вышеприведенной цитате изображает цифру 48 из этой таблицы как «правду истинную».

Забавнее всего то, что разные медицинские конторы не могут научиться врать единообразно и представляют «статистику», различающуюся в несколько раз. Так, на сайте Федерального центра санэпиднадзора имеется таблица инфекционной заболеваемости в России за 2001-2002 годы, в которой есть строка «Поствакцинальные осложнения» (самая последняя). Вероятно, туда попали лишь те осложнения, которые являются инфекционными заболеваниями (от БЦЖ, ОПВ и т. п.), однако их количество за названные годы составляет 282 и 313 соответственно. Но даже эти цифры оказываются примерно в 4.5 раза выше, чем среднегодовое количество осложнений от всех прививок по данным на http://www.privivka.ru/vaccination/side-effect/stat.xml!


Пример 6.3. «Привитые или вообще не болеют, или болеют в лёгкой форме». Это утверждение присутствует с небольшими вариациями формулировки в многочисленных пропрививочных источниках. И, конечно, привитые реже умирают от данной болезни, поскольку болеют в лёгкой форме.

Статья на страничке http://www.skeptics.com.au/journal/anti-immune.htm (автор — Dr. Steve Basser) посвящена критике известной австралийской антипрививочной активистки, которую зовут Dr. Viera Scheibner, и, в частности, ее книги «Vaccination 100 Years of Orthodox Research shows that Vaccines Represent a Medical Assault on the Immune System». В частности, в этой статье говорится о нижеследующем (для экономии места пересказываю сокращенно).

Во время эпидемий коклюша на Фарерских островах погибли 6 пациентов из 3926 привитых и 26 из 1073 непривитых. Это аргумент в пользу прививок. Но Dr. Scheibner пишет, что количества привитых и непривитых настолько отличаются, что сравнение с научной точки зрения недействительно. Оппонент возражает: любой студент-первокурсник, изучающий статистику, скажет, что выборки не обязаны быть близкого размера, лишь бы они сами по себе были достаточно велики. Далее приводится (без выкладок) оценка статистической значимости, сделанная, по-моему, правильно.

К сожалению, у меня нет книги Dr. Scheibner, и я не могу проверить корректность цитирования (хорошо бы убедиться, что две фразы, выхваченные из книги Dr. Scheibner, не относятся к разным историям). Если с этим всё нормально, то Dr. Scheibner, безусловно, не права, и Dr. Steve Basser совершенно справедливо её подверг критике. Таким образом, получается, что в описанной ситуации условная вероятность умереть при условии заболевания составила 6/3926 = 0.0015 для привитых и 26/1073 = 0.0242 для непривитых. Отношение этих вероятностей составляет (26/1073) / (6/3926) = 15.9.

Но почитаем страничку дальше. Там можно обнаружить таблицу, в которой приводятся данные о количестве заболеваний коклюшем и смертей от него в Японии в 70-е годы. Утверждается, что в 1974-75 годах иммунизация была приостановлена, и таблица показывает, как выросло число заболеваний и смертей после этого. Первые три столбца (с голубым фоном) нижеследующей таблицы скопированы с оригинала:

YearCasesDeathsDeaths/Cases
197065550.0076
197120640.0194
197226920.0074
197336440.0110
197439300.0000
19751,08450.0046
19762,508200.0080
19775,450200.0037
19789,626320.0033
197913,092410.0031

Я добавил к этой таблице четвертый столбец, в который поместил отношения числа смертей к числу заболеваний. Клетки покрашены так, что компоненты цвета линейно зависят от этого отношения (чем оно больше, тем краснее цвет). Итак, до 1975 года прививки делались, а потом перестали делаться. Посмотрите внимательно — где в среднем больше красного цвета? Почему вместо того, чтобы увеличиться на порядок (вспомним цифру 15.9), отношение числа умерших к числу заболевших падает не менее чем вдвое?

Читая дальше статью австралийского автора, обнаруживаем аналогичную таблицу, которая относится к заболеваемости корью и смертности от неё в США в 60-е годы. Она демонстрирует падение заболеваемости и смертности после начала иммунизации в 1963-64 годах. Четвертый столбец добавлен мной по такому же принципу.

YearCasesDeathsDeaths/Cases
1960441,7033800.00086
1961423,9194340.00102
1962481,5304080.00085
1963385,1563640.00095
1964458,0834210.00092
1965261,9042760.00106
1966204,1362610.00128
196762,705810.00129
196822,231240.00108
196925,826410.00159

Очевидно, что имеет место та же закономерность, только в обратном хронологическом порядке (повторюсь, в этой таблице отражены последствия появления прививок, а в предыдущей — прекращения).

Хотя в обоих случаях общая смертность от данных болезней при отсутствии вакцинации оказывается выше, таблицы наводят на гипотезу о том, что привитые в случае заболевания имеют больше шансов погибнуть, чем непривитые, что явно не стыкуется с заявлениями о «лёгкой форме болезни». Почему так получается?

В мою голову приходят два возможных объяснения. Одно состоит в том, что успехи вакцинации были сильно преувеличены (и количество заболевших при наличии прививок было гораздо больше). Второе объяснение выглядит вполне «пропрививочно». Кто такие непривитые? Это, во-первых, люди, имеющие противопоказания, во-вторых — маленькие дети, которые ещё не доросли до возраста «календарных» прививок (тех, кто сознательно избегает прививок, относительно немного). Можно допустить, что в условиях массовых прививок именно эти две категории чаще всего болеют по сравнению с другими (либо от отсутствия прививок, либо от слабости или неисправности своих организмов). Но именно для них болезнь наиболее опасна и чаще всего заканчивается трагически. Вот и получается, что вероятность умереть при условии заболевания при наличии прививок в среднем оказывается выше. Но если это так, то пример про Фарерские острова начинает выглядеть неубедительно — если непривитые в случае заболевания умирают чаще, то это очень может быть связано не с действием прививки, а с тем, кем являются непривитые. Так что в любом случае дело пахнет либо простым обманом, либо «статистическим» очковтирательством (наличие корреляции преподносится как доказательство причинно-следственной связи, что неправомерно).


Пример 6.4. Чистосердечное признание медицинского начальства, сделанное в Приказе от 30 октября 1995 года «О мерах по стабилизации и снижению заболеваемости дифтерией»:

«Не внедряется в практику работы специалистов лечебно-профилактических учреждений определение «стандартного случая заболевания дифтерией» и рекомендации Минздравмедпрома России по диагностике дифтерии, что приводит к гипердиагностике дифтерии, в результате число больных в Российской Федерации на 28% превышает количество бактерионосителей».

(Было бы любопытно узнать, сколько процентов составила ошибка самой цифры 28%!)


Пример 6.5. Читаем бюллетень «Вакцинация». В одной из статей написано (http://www.privivka.ru/info/bulletin/article.xml?alias=vol13/article4.htm):

«Ежегодно во всем мире от кори умирает свыше 10 млн. детей».

В другой статье написано (http://www.privivka.ru/info/bulletin/article.xml?alias=vol11_0/article4.htm):

«Всего в мире от кори и ее осложнений умирает около 1 млн. человек в год».

Обратим внимание, что в первом случае речь идёт только о детях и только о кори, а во втором — ещё и о взрослых (которые тоже ею болеют!) и об осложнениях от кори. И, несмотря на это, во втором случае получилось в 10 раз меньше!

Читаем официальное заявление ВОЗ (http://www.privivka.ru/info/library/content/foreign/document.xml?alias=who_mmr_autism.htm):

«Корь является основной причиной смерти детей в развивающихся странах, ответственной приблизительно за 875 тысяч смертей ежегодно».

А вот ещё один «подсчёт» (http://www.pathguy.com/infect.htm):

«Here are the World Health Organization's estimates of the leading infectious disease killers worldwide (1990; see Science 256: 1135, 1992).
[...]
Measles ...220,000
[...]»

Такова точность измерений в медицине, на которых строится «серьёзная наука». И если количества заболевших и умерших подсчитываются со столь низкой точностью (с ошибками на порядок и более), что какие бы то ни было количественные оценки результатов применения вакцин уже по этой причине являются бессмысленными. Но не только по этой.

7. Фиктивная эффективность

На некоторых пропрививочных страницах имеются цифры, выражающие «эффективность» вакцин. Сразу возникает вопрос, как эта «эффективность» определяется (т. е. что это такое по определению) и как она измеряется. Первое, что приходит в голову: для измерения «эффективности» надо взять 100 человек привитых, напустить на них заразу и подсчитать, сколько из них заболеет. Такие эксперименты нереальны, но представления о них могут хотя бы показать идею подхода.

Но это плохая идея. Может быть, кто-то из этих 100 человек и без прививок выдержал бы бактериологическую атаку! Тогда даже если бы вакцина представляла собой чистую воду, ее «эффективность» оказалась бы отличной от нуля!

Но всё-таки что же такое «эффективность» вакцины? На первый взгляд, описанный фантастический эксперимент надо усовершенствовать — и всё получится: взять 100 (или иное число) привитых и столько же непривитых — «контрольных» — людей, напустить на них заразу, посчитать число заболевших в первой и второй сотнях и разделить их разницу на число заболевших непривитых, да в проценты перевести — вот и эффективность!

Но и тут возникает колкий вопрос: а какое количество заразы надо напустить на бедных испытуемых, чтобы получить «правильную» эффективность? Что будет, если на каждого из них посадить по одной бактерии или вирусу? Думаю, что ничего (где-то читал, что для заражения человека требуется некоторое довольно значительное количество инфекции). А если каждому испытуемому вручить по килограмму тех же бактерий или вирусов и предложить их съесть? Думаю, что тогда всем испытуемым не сдобровать, и никакие прививки не помогут. Так при каком же количестве инфекции следует определять «эффективность»? И как будет на него влиять то, каковы сами испытуемые — молодые или старые, голодные или сытые, днем ли проводится эксперимент или ночью, зимой или летом? Наверняка «эффективность» будет от всего этого зависеть. Так что же такое «эффективность»? Знает ли это кто-нибудь?

Посмотрим, что пишут «компетентные» люди по этому поводу.


Пример 7.1. На странице http://medi.ru/doc/15b1102.htm приводится статья, автор которой, М.А. Горбунов из НИИ им. Тарасевича, подробно рассказывает о том, как следует проводить «полевые испытания эпидемиологической эффективности вакцин». Надо сказать, что в этой статье изложено много совершенно разумных соображений по поводу того, как вообще должны организовываться подобные эксперименты. Общая идея отличается от придуманной мною лишь тем, что никто на испытуемых специально заразу не напускает. В ней дается формула для вычисления «коэффициента эффективности», по существу совпадающая с той, которая описана словами выше. Но на поставленные выше вопросы ответов, увы, нет. Более того, делаются интересные заявления, некоторые из которых нельзя оставить без внимания.

«Следует иметь в виду, что при вакцинации «через одного» (единица выборки — один человек) в наблюдаемом коллективе создается т.н. 50% иммунная прослойка. Это, естественно, влияет на интенсивность распространения инфекции в контрольной группе. В связи с этим искусственно занижаются показатели профилактической эффективности вакцин».

Что же именно, извините, занижается? Занижается — по сравнению с чем? Писать такие слова имело бы смысл, если бы мы имели четкое определение «показателей эффективности» с точным указанием условий, в которых они должны определяться. Если эти условия нигде не сформулированы, то с чем же автор сравнивает «заниженный» показатель? Это первый вопрос. А второй — ещё интереснее: пусть «50% иммунная прослойка» «занижает» коэффициент эффективности. А что же произойдет с этой самой эффективностью, когда той же вакциной начнут прививать не 50%, а 95%? До какого же уровня она «занизится»? Далеко ли ей останется до нуля?! В-третьих, говоря о «50% иммунной прослойке», автор заранее объявляет вакцину абсолютно эффективной, ибо он считает, что все привитые — 50% — иммунизированы. В противном случае он должен был бы назвать меньшую цифру.

Вышеприведенная цитата демонстрирует принципиальную некорректность (а значит, и бессмысленность) понятия «коэффициента эффективности» в том смысле, в каком его использует М.А. Горбунов. Он был задуман как коэффициент пропорциональности между количеством привитых и количеством «спасённых» от болезни, в то время как на самом деле благодаря «коллективному иммунитету» этой самой пропорциональности-то и нет — зависимость нелинейна, и к тому же мы имеем дело с динамическим процессом, зависящим от времени! Исключением могут быть те болезни, которыми человек заражается не от другого человека, а из природных источников, причем инфекция не возвращается от больного обратно в этот источник (могу некомпетентно предположить, что это относится к столбняку и клещевому энцефалиту), а также условия сильных эпидемий, когда вероятность встречи с инфекцией равна практически единице. Но даже и в этих случаях «коэффициент эффективности», который можно подсчитать по описанной автором методике, — это не характеристика вакцины как таковой, а характеристика конкретного процесса, который имел место один раз в истории, тогда-то и там-то, и никогда больше не повторится. Нельзя дважды войти в одну реку.

Упомянутая статья содержит много других интересных моментов. Например, в ней содержится несколько математических формул, одна из которых имеет следующий вид:

     n*3,84*k*(1+k)*1000
W = ------------------------------------
m*(1-k)2

По этой формуле автор предлагает оценивать необходимый «численный состав двух групп наблюдения». Попытавшись самостоятельно вывести такую формулу, я убедился, что с нею можно согласиться, но с двумя оговорками. Во-первых, она годится лишь при низкой заболеваемости (при высокой — сравнимой со 100% — в числителе появятся дополнительные отрицательные слагаемые). Во-вторых, числовой коэффициент 3,84 = 1.962 был выбран, скорее всего, исходя из требования о статистически значимом различии в заболеваемости привитых и непривитых при доверительной вероятности 0,95, но 1,96 соответствует значению нормальной функции распределения не 0,95, а 0,975. Видимо, автор не учёл, что здесь уместен односторонний, а не двусторонний критерий (привитые должны болеть реже, чем непривитые, а если обнаружится статистически значимая разница в обратную сторону, то это никак не будет положительным результатом). Тем не менее в принципе формула приемлема (пусть с большей доверительной вероятностью).

Но при взгляде на нее бросается в глаза следующее. Во-первых, автор почему-то не хочет самостоятельно умножить 3,84 на 1000, написав вместо двух сомножителей один, равный 3840, и предоставляет эту задачу читателю. Во-вторых, очевидно, что эта формула является лишь очень грубой оценкой необходимого объема выборки (вот смысл входящих в нее величин: n — число групп, m — ожидаемая минимальная заболеваемость (отнесённая на 1000 человек, о чём автор умолчал), k — предполагаемый минимальный индекс эффективности, который может быть принят как существенный для данной вакцины; ясно, что последние две величины «известны» лишь очень приблизительно). Но при этом в числе 3,84 почему-то сохранено целых 3 значащих десятичных цифры! Да неужели эта формула может дать результат с точностью до третьего знака, если входящие в неё величины известны лишь ориентировочно?! А самое главное — автор умолчал о том, из каких конкретных требований статистической значимости или точности результата получена формула. А ведь без указания этого формула бессмысленна!

Разумеется, перемножить два числа не трудно, пусть даже с лишними цифрами, и статистические требования известны — их просто не написали. Но вот на какие мысли всё это наводит. Математическая статистика — очень непростая наука. Чтобы ею грамотно пользоваться, её надо серьёзнейшим образом изучать вместе с теми разделами математики, на которые она опирается. А после такого изучения автор вряд ли написал бы формулу так, как она написана!

Ещё один фрагмент той же статьи:

«Основная группа привитых препаратом и контрольная группа, получающая плацебо (в качестве плацебо обычно используется «наполнитель» вакцины без активного его компонента) должны представлять равноценные по всем критериям части одних и тех же коллективов и находиться под наблюдением в одно и то же время.
В ряде случаев при оценке профилактической эффективности препарата целесообразно, исходя из этических соображений, использовать вместо плацебо вакцины предназначенные для профилактики других инфекционных заболеваний».

Непонятно, какую роль играет «наполнитель» — а вдруг он вреден для здоровья и способен повышать восприимчивость к болезни? А уж идея об использовании других вакцин просто никуда не годится, так как вакцинация против одних инфекций может повышать восприимчивость к другим (см. выше пример 2.7). Если уж ставится честный эксперимент, то он должен быть честным до конца.

Вот ещё о чем пишет М.А.Горбунов:

«Одним из необходимых условий, которое должно соблюдаться при организации контролируемых исследований, является шифровка вводимого препарата и плацебо. [...] Кодирование препаратов, а так же шифровка других материалов, в частности, сывороток крови осуществляется специальной комиссией, состоящей из специалистов, которые непосредственно не принимают участия в исследованиях. Шифры хранятся в запечатанных конвертах, члены комиссии принимают участие в расшифровке материалов».

Уж если автор требует таких «полицейских» мер, то тем самым он допускает возможность, скажем так, необъективности или нечестности лиц, проводящих эксперимент. И, наверно, не без оснований — вряд ли кто-то из них хочет получить плохой результат испытаний! Но на самом деле все эти шифры — это не более чем ритуал, имеющий мало реального смысла по нескольким причинам. Во-первых, те, кто проводит эксперимент — это, скорее всего, коллеги, товарищи по работе, а может, и друзья, и они друг другу доверяют, и для них прятать что-то друг от друга в конверты с печатями было бы как-то даже неэтично. Неужели они будут подозревать друг друга в мошенничестве? Да и что им друг от друга скрывать? Цель-то у них общая! Во-вторых, даже при абсолютно честной процедуре «засекречивания» будет легко «вычислить» тех испытуемых, которые получили настоящую вакцину — по повышениям температуры и прочим характерным явлениям. Это запросто сделают либо они сами, либо их родители, либо их врачи. В-третьих, вы сами можете поднапрячь фантазию и придумать массу способов, как всякие шифры можно «объехать», если кто-то этого пожелает.

Да и без того в этой технологии слишком много произвола — ведь выбор места и времени проведения эксперимента, выбор множества «подопытных», выбор критериев «равноценности» основной и контрольной групп — всё это делается произвольно и не поддается строгому обоснованию. И когда у экспериментаторов есть заинтересованность в определенном результате, было бы странно, если бы они не использовали имеющиеся здесь «лазейки».

Такая опасность могла бы быть частично уменьшена, если бы в эти комиссии входили не только заинтересованные лица, но и их грамотные оппоненты. Но это вряд ли реально...


Пример 7.2. А вот фрагмент ещё одной статьи на данную тему (http://www.privivka.ru/info/bulletin/article.xml?alias=vol11_0/article1.htm), автором которой является Н.И. Брико:

«Принято считать, что разница в показателях не является случайной, если уровень значимости p<0,05, т.е. когда вероятность отсутствия разницы в заболеваемости двух наблюдаемых групп не превышает 5%. Для более точной оценки коэффициента эпидемиологической эффективности того или иного препарата следует определить его доверительные границы. При этом коэффициент эпидемиологической эффективности не может быть меньше нижней доверительной границы. Это позволяет утверждать, что при повторных испытаниях данного препарата будут получены аналогичные результаты».

Как можно видеть, здесь появились статистические термины «уровень значимости» и «доверительные границы», что само по себе могло бы радовать, если бы не окружающее их нагромождение странных утверждений. Во-первых, от того, что мы посчитаем доверительные границы, точность оценки не изменится — оценка уже сделана, и какая она есть, такая и есть. (Просто мы получим не только точечную оценку, но и интервальную.) Утверждение о том, что «коэффициент эпидемиологической эффективности не может быть меньше нижней доверительной границы», неверно — на самом деле может, хоть и с небольшой вероятностью. Фраза «При повторных испытаниях данного препарата будут получены аналогичные результаты» бессмысленна уже потому, что неясно, какие результаты считаются «аналогичными». В общем, ситуация та же — имеются, мягко говоря, очень большие сомнения в достаточности математической подготовки специалистов по вакцинации.

Кроме того, значение принятого уровня значимости 0,05 для столь важного вопроса вызывает недоумение — это может означать, что с вероятностью 0,05 вакцина не работает, и тогда вся прививочная кампания может оказаться полностью бесполезной, и все вызванные ею осложнения и другие негативные явления, не говоря уже о материальных затратах, окажутся напрасными. Для столь важных вопросов 0,05 — это слишком большой риск.


Пример 7.3.Статья «Оценка эффективности вакцины Ваксигрип у школьников в период одного прививочного сезона», подписанная девятью соавторами, на первый взгляд кажется ужасно умной — они даже критерий Стьюдента знают и умеют им пользоваться! Но при внимательном чтении обнаруживается какая-то бестолковщина. Итак:

«В коллективе детей одной из школ были сформированы 2 группы наблюдения: часть из них была привита вакциной Ваксигрип, другая была отнесена к контрольной группе. К моменту продолжения работы численность групп составляла 42 и 40 человек соответственно.

Таблица 1. Степень инфицированности детей школьного возраста в течение 1 года после иммунизации вакциной Ваксигрип

Группы наблюденияВ период эпидемического подъема заболеваемости (январь-апрель 2001 г.) В межэпидемической период (май-декабрь 2001 г.)Период инфицированности в целом
N лиц в группеN сывороток с диагностическими
приростами титров антител к вирусам гриппа А и В
N лиц в группеN сывороток с диагностическими
приростами титров антител к вирусам гриппа А и В
Инфицированность
детей в группе
Индекс
эффективности (t)
Коэффициент
эффективности
Ваксигрип66 8 (12.1%)421 (2.4%)14.5% 2.8 (3.3)64.0%
Контрольная группа5216 (30.8%)404 (10.0%) 40.8%--
[...]
В период эпидемического подъема заболеваемости среди детей обеих групп наблюдения был зарегистрирован 21 (17,7%) эпизод респираторной инфекции, 5 (4,2%) из которых были подтверждены с помощью лабораторных методов как гриппозная инфекция. [...] Таким образом, показатели заболеваемости гриппозной инфекцией [...] составили: у привитых вакциной Ваксигрип — 3,0% и детей контрольной группы — 3,8%».

У меня возникают следующие вопросы.

1) Откуда взялись цифры 3,0% и 3,8%?

Перебирая всевозможные числители и знаменатели, я пришёл к выводу, что эти числа, скорее всего, являются приближенными значениями дробей 2/66 и 2/52 (числа 66 и 52 фигурируют в таблице). Таким образом, больных получается 2 + 2 = 4, а не 5. В какой группе находился ещё один больной?! Может, авторы стесняются сказать, что привитых заболело больше, чем «контрольных»?

2) Достаточен ли объём выборок (т. е. количества испытуемых в группах) для оценки эффективности вакцины в предотвращении гриппа?

Очевидно, что нет. Два, три или пять больных — это не статистика.

Но авторов статьи это не остановило. Они не стали подсчитывать «эффективность» на основании этих цифр (а если бы стали, то получили бы крайне недостоверный и очень несолидный результат — порядка 21%, если больных было по два из каждой группы). Они поступили гораздо хитрее! Вместо заболеваемости они стали учитывать степень инфицированности. А что это такое? Как ясно из таблицы, это процент «сывороток с диагностическими приростами титров антител». (К сожалению, я не могу серьёзно вникнуть в сущность этих понятий, которые сами по себе вызывают массу вопросов — точность измерений этих «титров» нигде не указывается и не учитывается в статистических критериях, а «диагностический» прирост — это, видимо, прирост, превышающий некоторый заданный волевым решением уровень и, следовательно, зависящий от этого уровня, то есть содержащий элемент произвола и потому мало что выражающий). Какова связь между «степенью инфицированности» и реальной заболеваемостью — неясно.

При внимательном рассмотрении вышеприведенной таблицы я ещё больше удивился. Откуда взялись цифры 14.5% и 40.8%? Очевидно, они получены сложением: 12.1 + 2.4 = 14.5;  30.8 + 10.0 = 40.8. Следуя этой логике, предлагаю сложить вместе уровни инфицированности за 1 января, за 2 января, за 3 января, ... , за 31 декабря. Мы получим уровень инфицированности, многократно превышающий 100%! (Вспоминается шутка про лошадь: сколько у неё ног? Две спереди, две сзади, две справа, две слева, по одной с каждого угла, да ещё четыре снизу...) Недоумение вызывает и заголовок «Период инфицированности в целом».

В общем, ясно, что здесь медицинщики подсчитывали вместо «эффективности», соответствующей признаваемому ими определению, что-то другое, и притом довольно странным образом.


Пример 7.4. Прочитав потрясающее сочинение И.В. Титковой на тему «Сравнительная оценка эффективности профилактических мероприятий против гриппа среди медицинских работников г. Ивантеевки (Московской области) в 1997г.», я не смог понять, что это такое — невероятная демагогия или невероятная глупость.

Цель этой работы сформулирована так:

«Оценка эффективности приема гомеопатических препаратов и иммунизации вакциной Ваксигрип как профилактических мероприятий».

Суть изложенных фактов такова: 100 медработников получили гриппозные прививки, из них двое заболели гриппом. Другие 260 медработников для предупреждения гриппа получали гомеопатические препараты, из них заболели 15 человек. Делается вывод, что «Заболеваемость гриппом в группе медицинских работников, привитых Ваксигрип была в 2.8 раза ниже» (на самом деле получается 2.885, что должно округляться до 2.9 — автор, видимо, не знает правил округления). Заметим, что контрольная группа, абсолютно необходимая для оценки эффективности профилактики, полностью отсутствует (то есть речь могла идти не об оценке эффективностей как таковых, а лишь об их сравнении). Требования, о которых говорилось в вышеупомянутой статье М.А. Горбунова, решительно проигнорированы — не было ни случайно-выборочного метода, обеспечивающего равноценность групп, ни шифровки, ни оценки статистической значимости. Всё это, однако, сущие постяки по сравнению с куском текста под заголовком «Расчет экономического эффекта от вакцинации Ваксигрип», фрагменты которого приведены ниже.

«За период эпидемического подъема заболеваемости гриппом и ОРВИ [...] из 3650 заболевших — 56 медицинские работники, непривитые вакциной Ваксигрип и не принимавшие гомеопатические препараты.
[...]
Поскольку из 100 привитых вакциной Ваксигрип переболели гриппом 2 (2%), то если бы эти 56 медработников были привиты, вероятно заболел бы только 1».

Вот как здорово! Из того, что 2% привитых заболели гриппом, делается вывод о том, что прививка снижает вероятность заболевания в 50 раз. Очевидно, этот вывод является грубой ошибкой, ибо никто не подсчитывал, какова была заболеваемость медработников, не получавших ни прививок, ни гомеопатии — ясно, что она составляла далеко не 100%.

Далее (после подсчётов с точностью до копейки стоимости оплаты больничных и стоимости проведения прививок) производится ещё более удивительное рассуждение:

«Таким образом, проведение прививок дополнительно 56 сотрудникам позволило бы сэкономить учреждению 20000 рублей».

Здесь, очевидно, допускается вторая грубая ошибка: для того, чтобы привить именно тех 56 сотрудников, которые впоследствии заболели гриппом, необходимо было заранее узнать, кому из них «суждено» заболеть в случае неполучения прививки. Как это сделать? Вероятно, для этого автору пришлось бы позвать каких-нибудь «ясновидящих», «колдунов» или иных мошенников, «услуги» которых стоят недёшево, а тогда и «экономический эффект» мог бы оказаться отрицательным...

Данная статья вызывает смех, но наводит на печальные мысли. Если подобные подсчёты «экономического эффекта» попадут в органы власти, то вряд ли сидящие там чиновники будут внимательно читать эту писанину и задумываться над её смыслом — скорее всего, они примут это за «высокую науку», всему поверят и горячо поддержат навязывание всеобщих прививок во имя «экономического эффекта»!


Пример 7.5. Ещё одна вариация на тему эффективности гриппозной вакцины обнаруживается на http://medi.ru/doc/g0430202.htm. В описанном эксперименте использовались довольно большие выборки, объём которых оценивался в соответствии с вышеупомянутой формулой, которая написана таким же странным образом, как и в статье Горбунова (являющегося одним из 7 соавторов данной статьи). Читаем:

«Из числа отобранных для проведения исследований 6154 учащихся школ методом рандомизации (единица выборки — учебный класс) были сформированы 2 равноценные группы: основная — 2848 человек и контрольная — 3306. При проведении вакцинации в классах, отнесенных к основной группе, остались по различным причинам непривитыми 1048 человек. В школах, где проводили исследования, было привито 1800 человек, остались невакцинированными 4354».

Здесь мы видим пример того, как можно красивым словом «рандомизация» создать видимость «равноценности» основной и контрольной групп, на самом деле добившись обратного. Дело в том, что школьники, имеющие медотводы или отказы от прививок, были, естественно, исключены из основной группы, но такие же школьники не были исключены из контрольной группы. Таким образом, группа привитых (1800 человек) состояла только из относительно здоровых детей, а контрольная (3306 человек) — из всех подряд, включая хилых, слабых и больных. При таких условиях не было бы ничего удивительного в том, что даже заведомо неработоспособный препарат дал бы положительную «эффективность» по отношению сразу ко многим болезням!

Читаем дальше:

«За весь период сезонного подъема заболевания гриппом и ОРЗ (с января по апрель) в двух группах наблюдения было зарегистрировано 1293 случая — относительные показатели: 232,0 на 1000 заболевших в группе невакцинированных и 157,2 на 1000 в группе детей, привитых вакциной Инфлювак».

Очевидно, «232,0 на 1000 заболевших» следует читать как «232,0 заболевших на 1000 детей». Таким образом, предполагается (закроем глаза на неравноценность групп), что вакцина спасала то ли от гриппа, то ли от ОРЗ 232.0 - 157.2 = 74.8 человек из каждой тысячи. Может ли вакцина против гриппа спасать от ОРЗ, гриппом не являющихся? Это звучит странно.

Однако далее из приводимой в таблице 1 мы видим, что заболеваемость гриппом среди привитых составила 11.1 на тысячу, а среди непривитых — 27.5 на тысячу. Таким образом, предполагается, что вакцина спасла от заболеваний, принятых врачами за грипп, 27.5 - 11.1 = 16.4 из тысячи. Возникает вопрос: какая чудесная сила спасала от болезни ещё 74.8 - 16.4 = 58.4 человек из каждой тысячи? Об этом авторы умалчивают. Зато они говорят о другом:

«Из литературных источников известно, что при спорадической заболеваемости гриппом, когда доля других заболеваний в общей сумме ОРЗ относительно высока, при оценке эффективности противогриппозных вакцин могут иметь место серьезные ошибки [7].
В связи с этим мы сочли оправданным провести анализ заболеваемости гриппом, когда доля больных другими ОРЗ значительно меньше. При серологическом обследовании частота этиологического подтверждения диагноза грипп составила 63,6% в группе невакцинированных и 36,8% в группе привитых».

Ни одного слова о том, каким конкретно образом и, главное, с какой точностью были получены эти проценты, авторы не пишут. Однако далее они корректируют заболеваемость гриппом в соответствии с этими цифрами, получая более приятные для себя данные, а именно 4.1 для привитых и 17.5 для непривитых вместо 11.1 и 27.5 соответственно, тем самым «повышая» эффективность с 60% до 77%.

В связи с этим можно увидеть сразу три ошибки.

1) Проведя «анализ заболеваемости гриппом, когда доля больных другими ОРЗ значительно меньше», они нарушили требование об однородности выборки, упомянутое в любом приличном учебнике статистики. Когда «доля больных другими ОРЗ» была иной, мог быть иным и процент ошибочных диагнозов. Для оценок следовало бы выбирать людей не «когда что-то там такое», а случайным образом.

2) Авторы умолчали о том, что ошибки диагнозов могли делаться и в обратную сторону (т. е. грипп могли принимать за что-то другое и не учитывать его, и именно с этим могли быть связаны вышеупомянутые 58.4 человека на тысячу, спасённые неизвестно от чего и неизвестно чем). Это могло очень сильно повлиять на полученный результат.

3) Далее в таблице 1 авторы приводят среднеквадратичные погрешности своих оценок. Приводимые ими погрешности цифр заболеваемости (4.1 + 1.5 и 17.5 + 2.3) посчитаны так, как будто эти цифры получены простым делением числа заболевших на число человек в группе. В действительности дело обстоит гораздо хуже, ибо числа 4.1 и 17.5 получены умножением чисел 11.1 и 27.5 на соответственно 0.368 и 0.636, погрешности которых авторы не считали. Беда в том, что числа 0.368 и 0.636, скорее всего, получены по очень малой выборке (больных-то было немного), а потому их погрешности должны быть большими. Среднеквадратичную погрешность произведения приближенных величин следовало вычислять по известному из теории приближенному правилу, чего не было сделано.

Из сказанного ясно, что очередное «исследование эффективности» проведено совершенно безграмотно, несмотря на то, что в число соавторов включен вышеупомянутый «специалист» по этому делу Горбунов.


А всё-таки эффективны вакцины или нет? Антипрививочные активисты пишут, что вакцины неэффективны, так как инфекционные болезни шли на убыль задолго до их появления. Проповедники прививок протестуют, утверждая, что с появлением вакцин заболеваемость стала падать гораздо быстрее, а посему вакцины очень эффективны (для подтверждения приводятся таблицы наподобие тех, что приведены выше в примере 6.3). Кому верить? Моя попытка посмотреть на вопрос трезвым взглядом привела к следуюшим размышлениям.

Во-первых, этот спор не имеет никакого смысла до тех пор, пока не дано четкое определение, какая вакцина называется эффективной. Удивительно, что ни той, ни другой стороне эта самоочевидная мысль не приходит в голову (а если и приходит, то они об этом молчат).

Во-вторых, когда я гляжу на вторую таблицу из примера 6.3, меня удивляет не то, как быстро стала падать заболеваемость, а то, как медленно она падает! Самое большое годовое падение — в 3.26 раза — имело место в 1966 - 67 годах (204136 / 62705 = 3.26). Продолжительность заболевания корью составляет не более месяца. Будем для простоты считать, что каждый больной заражает других в среднем через месяц после своего заражения (на самом деле это время меньше, но у меня нет более точных данных, и я делаю ошибку «в пользу» прививок). Значит, за год сменяется не менее 12 «поколений» больных. Если за год заболеваемость упала в 3.26 раза, то во сколько раз она падала за месяц (в среднем)? Ответ: 3.261/12, то есть примерно в 1.1 раза. Это значит, что каждый заболевший заражал в среднем 1 /1.1 = 0.91 здоровых. Однако до вакцинации заболеваемость была довольно стабильной, то есть в данных услових каждый заболевший заражал в среднем одного здорового. Таким образом, прививки снизили вероятность заражения отдельного человека корью всего на 9%. Эта оценка очень грубая, но, по-видимому, она показывает порядок величин, которые в каком-то смысле можно считать «коэффициентами эффективности» (разумеется, для этого её нужно поделить на величину «охвата», который обычно не слишком сильно отличается от 100%).

Если бы эффективность вакцины составляла действительно 90 или 95%, то после поголовных прививок заболеваемость корью должна была бы падать в десятки раз за месяц, а корь исчезла бы менее чем за полгода!

Я прекрасно понимаю, что такая модель не всегда корректна — в ней предполагается, что каждый заболевший заразился от одного больного (а не от большего их количества). В условиях, когда зараза «кишит», когда не подцепить её практически невозможно, когда заболевание или незаболевание зависит только от свойств конкретного организма (а не от попадания или непопадания в него заразы, так как попадание гарантировано), такая модель не годится. Но если бы такая ситуация имела место, то инфекционные болезни не стали бы исчезать до начала прививок (да и ясно, что приводимая в таблице заболеваемость в несколько раз меньше, чем рождаемость в США, так что, несмотря на высокую заразность кори, ею болели далеко не все).

Кроме того, «эффективность» часто «считают» не по снижению заболеваемости, а по результатам некоторых анализов. Такой подсчёт «эффективности» на основе анализов антител может быть обманчивым, ибо вероятность заболевания определяется не только существующими антителами. Есть ещё одно обстоятельство, заставляющее меня усомниться в том, что прививки от гепатита B приносят пользу. Вот несколько клеток из таблицы «Инфекционная заболеваемость в Российской Федерации», имеющейся на сайте Госсанэпиднадзора:

Наименование заболеванийЗа январь-декабрь 2001 годаЗа январь-декабрь 2002 годаРост, снижение
Гепатит В5104428471-43.9%
Гепатит C2413310312-57.0%
Болезнь, вызванная ВИЧ7060644273-36.9%

Говорят, что гепатит B, гепатит C и СПИД распространяются приблизительно одними и теми же способами. Из таблицы видно, что заболеваемость всеми тремя болезнями за год существенно снизилась. Уменьшение числа случаев гепатита B можно, конечно, объяснить массовыми прививками. Вопрос: чем объяснить почти такое же относительное уменьшение числа случаев СПИДа и даже большее - гепатита C, хотя против этих болезней прививки не проводятся? Это для меня загадка. Приходит в голову, что прививки могли действительно сыграть некоторую положительную роль, но совсем не ту, которой от них ожидают. Не исключено, что благодаря массовым гепатитным прививкам (и связанным с ними запугиванием опасностями болезни) значительная часть молодёжи впервые узнала о существовании и свойствах гепатита B, а заодно и о том, чего не надо делать, если не хочешь его подхватить. Это могло повлиять и на другие болезни, в том числе венерические, которых, между прочим, тоже почему-то стало меньше, хотя я ничего не слышал о прививках против них... Может быть, кто-то имеет другое объяснение? Поделитесь мыслями!

8. Почитаем инструкцию

Вот что написано в инструкции к коревой вакцине:

«Вакцина должна обладать способностью стимулировать выработку противокоревых тел не менее, чем у 95% серонегативных (привитых) детей на 21-28 суток после прививки, иммунитет сохраняется не менее 18 лет».

Обратим внимание на слово «должна» — если кто-то должен что-то делать, это ещё не значит, что он это действительно делает, но дело не в этом. Итак, вакцина должна стимулировать выработку антител. Если она простимулировала выработку всего одной молекулы антитела, есть ли от неё польза? Почему инструкция молчит о том, какое количество антител должно быть выработано? Ведь все люди разные, и у всех прививаемых это «стимулирование» будет разным. Какое же количество следует считать достаточным для «защищенности»? Ведь если это «пороговое» количество изменять произвольно, то и процент «спасённых» будет меняться соответствующим образом!

Не менее бессмысленными представляются утверждения о том, что какая-то прививка обеспечивает иммунитет на столько-то лет. Опять же, где находится грань между наличием или отсутствием иммунитета? Ясно, что он не исчезнет резко такого-то числа такого-то года в 18-ю годовщину со дня прививки, а будет убывать постепенно. Заявления типа «иммунитет сохраняется не менее 18 лет» так же бессмысленны, как и утверждение «чайник с кипятком, снятый с огня, останется горячим не менее 18 минут». Что значит «останется горячим»? Какая вода считается «горячей»? И какой это чайник? И сколько в нём воды? И какова температура окружающей среды? И температура внутри чайника распределена неравномерно, не так ли? Без четких ответов на эти и другие вопросы любая названная цифра абсолютно бессмысленна. А выработка иммунитета — несоизмеримо более сложный процесс, чем остывание чайника. Возможно, он описывается не одним параметром, и эти параметры изменяются со временем по различным законам...

Глупость содержащегося в инструкции утверждения подтверждается следующей цитатой (http://www.infectology.ru/nosology/infectious/viral/cor.asp или http://club-03.narod.ru/Infekt/048.html):

«Иммунитет после перенесенной естественной коревой инфекции стойкий. Повторные заболевания корью встречаются редко. Иммунитет после прививок более кратковременный (через 10 лет после прививки лишь у 36% вакцинированных сохраняются защитные титры антител)».

А вот еще одна цитата из той же инструкции:

«При массовом применении вакцины повышение температуры тела выше 38.5°С не должно быть более, чем у 2% привитых».

Если хорошо подумать, то станет ясно, что и это заявление так же бессмысленно. Дело в том, что педиатры обычно рекомендуют после прививки (или даже до неё!) давать ребенку жаропонижающие средства. И эти самые проценты будут очень сильно зависеть от того, ел ли прививаемый такие лекарства или нет. Так при каком же условии «не должно быть более, чем у 2%»? При использовании таблеток или без них? Если при использовании, то в каком количестве? Где это написано? И кто вообще эту температуру измеряет, кроме, может быть, родителей (если, конечно, не происходит более тяжких последствий)?

Вот еще одна потрясающая цитата — на этот раз из инструкции к вакцине АКДС:

«В 1 прививочной дозе (0,5 мл) препарат содержит не менее 30 Международных иммунизирующих единиц (МИЕ) дифтерийного анатоксина, не менее 60 МИЕ столбнячного анатоксина и не менее 4 Международных защитных единиц коклюшной вакцины».

Есть такое выражение — «точно, как в аптеке». Видели ли вы когда-нибудь, чтобы на лекарстве, купленном в аптеке и не являющемся вакциной, было написано: «Одна таблетка содержит не менее стольких-то миллиграммов такого-то вещества»? А где «не более»? Может ли в одной дозе содержаться этих таинственных «единиц» в 10, 100, 1000 раз больше?

Cоздается очень сильное впечатление, что за числовыми данными, имеющимися в инструкциях к вакцинам, на самом деле не стоит никакого серьёзного основания (поскольку не являюсь специалистом, готов ознакомиться с любыми возражениями). Кроме того, любая уважающая себя наука признаёт, что измерение, сделанное без оценки погрешности, — это вообще не измерение. Но я очень редко видел в пропрививочных материалах цифры, после которых стояли бы знак «±» и возможная погрешность. А почему?

9. Куда исчез перечень противопоказаний?

Читаем в ст. 11, п. 3 Закона об иммунопрофилактике инфекционных болезней:

«Профилактические прививки проводятся гражданам, не имеющим медицинских противопоказаний. Перечень медицинских противопоказаний к проведению профилактических прививок утверждается федеральным органом исполнительной власти в области здравоохранения».

Такой перечень действительно сушествовал, его найти можно было в Приложении 4 к Приказу #375 от 18 декабря 1997 г. «О календаре профилактических прививок». Однако 27 июня 2001 г. появился Приказ #229 «О национальном календаре профилактических прививок и календаре профилактических прививок по эпидемическим показаниям», в котором написано:

«Считать приказ Минздравмедпрома России и Госкомсанэпиднадзора России от 03.06.96 /21.05.96 N226/79 «О введении профилактических прививок против гепатита «В» и Минздрава России от 18.12.97 N 375 «О календаре профилактических прививок» с 01.01.2002 утратившим силу».

Таким образом, Приказ #375 вместе со всеми своими приложениями был отменён, но в Приказе #229 нигде не встречалось слово «противопоказание», и никакого приложения с перечнем противопоказаний не было.

Я стал его искать. Несколько медицинских работников, включая участкового педиатра, а также автора сайта www.privivka.ru Рустама Бекзентеева, не могли ответить на мой вопрос о том, каким документом регламентируются противопоказания. На e-mail, посланный по адресу, найденному на сайте Минздрава, никакого ответа не последовало.

Позднее перечень нашёлся в виде неких «Методических указаний», написанных, я бы сказал, с особым цинизмом. Вот лишь одна из цитат:

«Внезапная смерть сибса в поствакцинальном периоде также не является противопоказанием для проведения вакцинации».

Словечко «сибс», очевидно, происходит от английского sibling, т.е. «брат или сестра». Таким образом, если один из детей в семье был убит прививкой, требуется поэкспериментировать и с остальными детьми — выживут или нет.

Заметим, что этот документ датирован 09.01.2002, а ранее существовавший перечень противопоказаний утратил силу 27.06.01, то есть в России вообще не было перечня противопоказаний в течение почти полугода.

10. Кое-что ещё

Читаем Постановление Главного государственного санитарного врача по Санкт-Петербургу Курчанова от 21 августа 2001 г. «Об иммунизации взрослого населения против дифтерии»:

«...в соответствии со статьей 51 Федерального Закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 30.03.99г #52-Ф3, статьей 5 п.2 Федерального Закона «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» от 17.09.98г #157-Ф3
ПОСТАНОВЛЯЮ:
1. Считать сложившуюся эпидемическую ситуацию по дифтерии угрожающей для населения города, в связи с чем прививки против дифтерии при отсутствии медицинских противопоказаний являются обязательными для всех категорий граждан...»

Это уже не мелкое жульничество пропагандистов-рекламщиков. Это гораздо хуже. Гражданин Курчанов открыто демонстрирует, что ему на закон наплевать. Чтобы в этом убедиться, следует прочитать упомянутые статьи упомянутых законов. Да, по закону гражданин Курчанов наделяется полномочиями «выносить мотивированные постановления о [...] проведении профилактических прививок гражданам или отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям» (ст. 51 закона о «санэпидблагополучии»), но он не имеет права объявлять прививки «обязательными», ибо «Граждане при осуществлении иммунопрофилактики имеют право на [...] отказ от профилактических прививок».

Более того, далее гражданин Курчанов демонстрирует, что ему ничего не стоит «отменить» не только Закон об иммунопрофилактике, но и Трудовой кодекс РФ. Он постановляет:

«Требовать, при приеме на работу и в учебные заведения сведения о прививках против дифтерии...»

Это делается несмотря на то, что в статье 65 Трудового кодекса черным по белому написано:

«Запрещается требовать от лица, поступающего на работу, документы помимо предусмотренных настоящим Кодексом, иными федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации».

Может быть, Курчанов уже считает себя Президентом?

Читаем Распоряжение от 3 мая 2000 г. N 393-РЗП «О деятельности межведомственного координационного совета по реализации концепции «Ликвидация полиомиелита в г. Москве».

«Концепцией предусматривается:
[...]
- подготовка и публикация «открытых» писем по вопросам организации мероприятий по профилактике и ликвидации полиомиелита к врачам разных специальностей, средним медработникам, обращений к префектам административных округов; [...]»

Каким-то знакомым душком потянуло, не правда ли? Обратим внимание, что дело происходит не где-нибудь и не когда-нибудь, а в 2000 году в Москве. И что же — снова липовые «письма трудящихся», как при «развитом социализме»? И это написано в открытом документе, безо всякого стыда?

Читаем в том же документе:

«...необходимо добиться во всех лечебно — профилактических учреждениях высокого уровня (не менее 95%) охвата детей прививками против полиомиелита...»

Интересно, какими же методами должно производиться «добивание», если Закон об иммунопрофилактике инфекционных болезней гласит (ст. 11, п. 2): «Профилактические прививки проводятся с согласия граждан, родителей или иных законных представителей несовершеннолетних и граждан, признанных недееспособными»? Что должны будут делать медицинщики, если более 5% родителей заявят об отказе от прививок или просто проигнорируют это мероприятие? Неужели делать прививки исподтишка?

Читаем Приказ от 30 октября 1995 года «О мерах по стабилизации и снижению заболеваемости дифтерией», сочиненный Минздравом и Госсанэпиднадзором:

«Предусмотреть выделение финансовых средств для проведения экономического стимулирования медицинских работников, обеспечивающих достижение контрольных уровней охвата прививками детей и взрослых».

Совершенно аналогичные пункты есть во многих других руководящих документах о вакцинации. Ясно, что при таком подходе врачам становится просто наплевать на последствия прививок (по крайней мере, их к этому подталкивают). Уж если их «экономически стимулировать», то надо бы это делать не за «охват», а за здоровье граждан. В частности, за осложнения от прививок их надо бы крепко штрафовать...

Читаем http://www.privivka.ru/vaccination/side-effect/reaction.xml (речь идет о тяжелых реакциях на АКДС):

«...К таковым относят длительный пронзительный плач ребенка (constant persistent crying) — необычный (вплоть до визга) плач ребенка, как правило непрерывно продолжающийся в течение 3 часов. [...] Несмотря на то, что эта реакция пугает родителей, которые морально не готовы и не информированы о такой возможности, она проходит без последствий».

Лишь бы родители не пугались, а ребёнку так и положено, пусть себе кричит — так, что ли?

Мне сразу захотелось предложить чиновникам здравоохранения сделать себе прививки, после которых у них происходил бы «необычный, вплоть до визга, плач в течение 3 часов». Я бы с наслаждением послушал эти звуки!

Это эмоциональная сторона. А есть ещё и юридическая. Читаем «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», ст. 30:

«При обращении за медицинской помощью и ее получении пациент имеет право на:
1) уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала;
[...]
5) облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством, доступными способами и средствами;
[...]»

Но младенец не напишет жалобу и не подаст в суд. И кого волнует, что ему больно?

11. Мораль всей басни

Мои личные выводы из всего прочитанного состоят в следующем.

  1. Нам врут.
  2. Нам подсовывают однобокую и демагогическую информацию.
  3. Опасность инфекционных болезней по сравнению с опасностью прививок сильно преувеличивается за счет некорректного сравнения условных вероятностей с безусловными.
  4. Статистические данные, которые нам показывают, противоречивы и потому не заслуживают доверия. Статистика осложнений от прививок сознательно занижается.
  5. Количественные показатели, связанные с вакцинами и вакцинацией, не имеют четких определений и не могут рассматриваться серьёзно.
  6. Статистические исследования, связанные с вакцинацией, не имеют под собой четкой теоретической основы, проводятся без контроля со стороны оппонентов и потому не могут рассматриваться серьёзно.
  7. Официальные организации применяют для навязывания прививок нечестные, аморальные и противозаконные методы.

Общий вывод, который я никому не навязываю, очень прост:

Верить пропаганде прививок нельзя ни на грош.

Если вы имеете возражения, замечания и т. п. по поводу написанного на этой странице, то вы можете прислать их мне. Интересные письма я с удовольствием помещу на этот сайт с вашего разрешения (при необходимости со своими комментариями). Особенно интересны мнения людей, сочинения которых были упомянуты в этом тексте. При изложении ваших возражений просьба указывать, какие конкретно утверждения в тексте вызывают протест и почему именно, а не ограничиваться общими словами.

Вы можете ознакомиться с критикой данного текста автором неоднократно упомянутого здесь сайта privivka.ru Рустамом Бекзентеевым в его статье «Насколько честны «честные» критики вакцинации», а также с моим комментарием к его статье здесь. (Эта статья пролежала на сайте privivka.ru несколько месяцев, но после переделки сайта исчезла).


Данный текст или его фрагменты можно копировать и использовать как угодно при условии, что текст или его фрагменты не подвергаются изменениям, а извлечение цитат из контекста не приводит к искажению смысла.


Оглавление  Написать мне  Гостевая книга